Проповедь настоятеля, о. И. Чернышева на Рождество Христово

Библейский текст: Ис 8:22,9:1–7а Тит 2:11–14 Лк 2:1–20

1 В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле.
2 Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею.
3 И пошли все записываться, каждый в свой город.
4 Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова,
5 записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна.
6 Когда же они были там, наступило время родить Ей;
7 и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице.
8 В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего.
9 Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим.
10 И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям:
11 ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь;
12 и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях.
13 И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее:
14 слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!
15 Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь.
16 И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях.
17 Увидев же, рассказали о том, что было возвещено им о Младенце Сем.
18 И все слышавшие дивились тому, что рассказывали им пастухи.
19 А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем.
20 И возвратились пастухи, славя и хваля Бога за все то, что слышали и видели, как им сказано было.

Проповедь:

Дорогие братья и сестры, наш сегодняшний рождественский евангельский отрывок начался с того, что Лука сообщил нам о, в общем то, незначительном на сегодня событии – о переписи населения: «В те дни вышло от римского императора Августа повеление сделать перепись по всей земле. Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею».

Необходимо было описать подданных, с которых в последствии будет налагаться и взиматься государственный налог. Людей записывали в особые книги подати, и это производилось, как указывает евангелист — по всей обитаемой части мира (πᾶσαν τὴν οἰκουμένην).

Ну решил тогда кесарь провести перепись? И что? Кого это волнует?

Похоже Лука не просто так начинает свой текст с рассказа о переписи. Так он показывает читателю, что к моменту рождения Спасителя, Иудея была в крайне униженном положении. Народ Бога, который по идее должен бы процветать, ведь Сам Бог должен бы заботится о нем, платит налоги языческому миру. Странно на первый взгляд, не зря апостол Павел говорит, что «мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев — соблазн, а для Еллинов — безумие…»

Кажется, что гораздо привлекательнее выглядят языческие боги по сравнению со Христом. Тот же громоподобный скандинавский Тор, с его мощным молотом, способным сотрясти основы небес и земли, или Марс, что был способен породить в мире любую заразу, погубить посевы, что владел мастерски любым видом оружия. Мысль о подобном поражала древних людей особо, ибо во времена холодного оружия, это было гарантией победы в битве.

Но Писание предлагает вместо красивых, блестящих доспехами богов, Божьего Сына, избравшего судьбу бродячего проповедника, причем на первый взгляд – неудачника. Его распнут на кресте за Его деятельность. Да и самое рождение, как мы видим, очень неживописно выглядит.

Путь в мир Господа, у Луки начинается с описания крайне униженных обстоятельств и народа, в котором Ему суждено появиться на свет, и с обстоятельств Его появления. При пришествии на место, оказывается, что для женщины на сносях не находится места ни в одной гостинице. Людей на перепись съехалось множество. Цены, наверняка подскочили, всех просто негде было принять. Мария «родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице».

Как-то все это печально. Не находите? Как-то очень напоминает жизнь обычного обывателя. Все мы вынуждены подчиняться власть предержащим. Порой планируешь свою относительно спокойную жизнь, откладываешь деньги вначале на образование ребенку, потом на спокойную старость и вот вдруг приходит очередной кризис, передел собственности, инфляция, денежная реформа девяностых при которой население, в трехдневный срок, с 23го по 25е января 1991 года должно было поменять все свои накопления в старых купюрах на новые. Причем наличные обменивали тогда в объеме не более одного месячного оклада (до 1000 рублей). Если сумма больше, то для этого нужно было писать заявление, которое должна была рассматривать спецкомиссия. А вклады в сберкассе превышающие 10000 рублей вообще замораживались на 6 месяцев.

Население попросту оказалось ограблено. Все, что люди накопили за долгий период жизни, исчезло в один миг. Причем все делалось законно – не успел поменять? Не смог? Обстоятельства? Так это твои обстоятельства, не власть предержащих!

Сегодня происходит ровно то же, ничего не меняется. Говоря об эпидемии, людям навязывают тесты. Стоимость одного – 3000 р. За три дня, пока действует этот тест, человек обладает обычными гражданскими правами на передвижение. А если его нет? Если нет – сиди дома. Причем совсем недавно тест сократили с трех до двух дней. Ну а не хочешь делать тест, что же тогда прими участие в эксперименте, рискни здоровьем, уколись! Ибо за каждую вакцину государство выделяет производителям деньги. Кто-то их получает, а бюджет страны, собранные налоговые отчисления, которые должны были пойти на благоустройство жизни граждан, тает на глазах. И все опять законно – а как же, забота о здоровье граждан. Ну что тут скажешь? Эпидемия! Да, ничего не поделаешь.

И вновь люди беднеют, и вновь так хочется, чтобы вера в Бога помогла, чтобы произошло чудо. Чтобы прилетел какой ни будь «молниеподобный Зевс», и раскидал все эти вирусы вместе с жуликами, наживающимися, на несчастье простых людей.

Но нет, бросая свой взор на Христа, мы видим младенца, лежащего вовсе не в царских чертогах. У него в руках нет блестящего меча, готового сокрушить мошенников. Он простой младенец, о конце земной жизни которого нам известно то, что будет он печален. И все же…

Все же Лука дает нам надежду. Он говорит, что были тогда там на поле пастухи, «которые содержали ночную стражу у стада своего. Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим. И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь.»

Господь! Вот что произошло. В мир пришел Сам Создатель Вселенной. Не какой-то там мифический языческий божок, которому по поверьям принадлежит какая-либо из частей, стихий мира, но Создатель Всего!

Но почему так выглядит? Почему избрал такой вот непривлекательный вид? Неужели нельзя было снизойти в мир со всем воинством Ангельским? Да и даже без него, зачем Господу кто-то в Его решениях? Если Он решит разобраться, Ему это легко сделать. Но стоп!

А ведь однажды это было. Мы читаем в Библии, в книге Бытия глава шестая:

«И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время;
и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем.
И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их.
Ной же обрел благодать пред очами Господа.»

Единственный кто тогда спасся, был Ной и его семья. Бог, понимая, осознавая, что не исправится грешное человечество, потопом показал и свою силу, и бесполезность такого решения проблемы греха. Да, Бог может блеснуть молниями, и залить землю, но отнюдь не местью уничтожается грех, но Милосердием Божиим. Бесконечным Милосердием, способном утопить в себе любой грех, лишь бы было услышано, воспринято… Но как воспринять Грозного Бога, способного разрушить за грех целый мир?

Скажите дорогие братья и сестры, кому вы доверились бы больше? Тому, кто пышит гневом? Кто жаждет мести? Или тому, кто готов выслушать, понять, посочувствовать?

Пожалуй, расскажу вам тут одну хорошую рождественскую притчу знаменитого бразильского писателя Пауло Коэльо:

Один человек по имени Мо’гу считал, что в праздновании Рождества нет никакого смысла. По его мнению, вечер 24 декабря — самый печальный в году, потому что люди в этот день думают о том, как они одиноки, или о своих любимых, которые умерли в этом году.

Мо’гу был хорошим человеком. У него была семья, он старался помогать ближним и честно вел свои дела. И тем не менее он не мог признать, что люди могут быть так наивны в своей вере в то, что какой-то там Бог спустился на Землю только затем, чтобы утешить род людской. Будучи человеком принципа, он не боялся говорить всем, что Рождество — праздник скорее грустный, чем веселый, еще и основанный на неправдоподобной истории о том, как Бог якобы превратился в человека.

Накануне празднования Рождества Христова его супруга и дети, как обычно, собирались в церковь. А Мо’гу, как обычно, решил с ними не идти, сказав так:

— С моей стороны было бы лицемерием пойти с вами. Я останусь, и буду ждать вас дома.

Когда жена и дети ушли, Мо’гу разжег камин, уселся в свое любимое кресло и принялся читать свежие газеты. Однако очень скоро его отвлек какой-то шум, раздавшийся возле его окна. Скоро шум повторился снова и снова.

Решив, что кто-то играет в снежки, Мо’гу надел пальто и вышел из дома с намерением отпугнуть нарушителя покоя.

Однако, когда он открыл дверь, он увидел стайку воробьев, которые сбились с курса из-за непогоды и теперь беспомощно трепетали в снегу. Заметив теплый дом, они попытались залететь внутрь, но наткнулись на стекло и покалечили крылья. Теперь они снова смогут летать, только если их кто-нибудь вылечит.

«Я не могу оставить этих созданий здесь, на улице, — подумал Мо’гу. — Но как им помочь?»

Мо’гу подошел к своему гаражу, открыл его и зажег свет. Однако птицы не двинулись с места.

«Они боятся», — решил он.

Вернулся в дом, взял немного хлебных крошек и рассыпал их на тропинке, ведущей к теплому гаражу. Но и эта хитрость не помогла.

Тогда Мо’гу вытянул руки и, стараясь успокоить воробьев ласковыми словами, легонько подтолкнул одного и второго. Однако птички только разнервничались еще больше и стали биться и кидаться из стороны в сторону по снегу, растрачивая впустую те немногие силы, что у них еще оставались.

Мо’гу не знал, что еще придумать.

— Вы, должно быть, думаете, что я ужасное существо, — сказал он громко. — Неужели вы не понимаете, что можете мне довериться?

В отчаянии он прокричал:

— Если бы я только мог на несколько мгновений превратиться в птицу, вы бы убедились, что я действительно хочу помочь вам!

В этот момент зазвонил церковный колокол, возвещая наступление полуночи. Одна из птиц превратилась в ангела, и тот спросил Мо’гу:

— Теперь ты понимаешь, зачем Господу понадобилось превращаться в человека?

Стоя на коленях в снегу, с глазами, полными слез, Мо’гу ответил:

— Прости меня, ангел. Теперь я понимаю, почему мы можем доверять только тем, кто похож на нас и кто переживает то же, что довелось пережить нам.

Да, Милосердие Божие посетило нас. Обратите внимание, дорогие братья и сестры, что первые, кто слышит о рождении Спасителя это пастухи. Именно им приходилось приводить в храм животных для заклания, пролития крови ради грехов людских. И именно им довелось узреть Спасителя не в ярости, а в кротости – в маленьком Младенце, не желающем крови, любящем этот мир. Да, наступило новое время. «Явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков». Божий Сын пришел и отдал Себя за нас на заклание, чтобы избавить от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам. Мы с вами Церковь, дорогие братья и сестры, мы с вами и есть этот искупленный народ. Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение! Аминь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *