Английский дьякон собственноручно воспроизвел в скромном храме росписи Сикстинской капеллы

Английский дьякон-живописец воспроизвел бессмертные росписи Сикстинской капеллы в скромном храме в графстве Западный Суссекс на юге страны – этот кропотливый труд занял 7 лет с 1987 по 1993 год.

Чтобы найти английский вариант Сикстинской капеллы, любопытные едут по трассе A259 в графстве Западный Суссекс до города Уортинг и еще 2 мили к западу до пригорода Горинг Приморский (Goring-by-Sea), и там находят скромную приземистую церковь Английских Мучеников (English Martyrs Church) , выстроенную из серого кирпича. Своды храма украшены величественными образами пророков и сценами из книги Бытия – с образом Господа, разделяющего землю и воды, создающего солнце и землю и протягивающего мощную длань, чтобы касанием перста одухотворить и пробудить к жизни Адама. Шедевр Микеланджело великолепно воссоздан здесь дьяконом Гари Бевансом (Gary Bevans) в 1987–1993 годах. Этот великий труд представляется тем замечательней, что создан задолго до эпохи цифровых копий, и вся живопись выполнена вручную без помощи репродукций, а потому и стала частью местной истории – и тоже шедевром.

«Я учился на художника по вывескам, – говорит Беванс. – Таково было мое ремесло по окончании художественного училища. Прекрасное старинное ремесло – вывески в пабах, витрины магазинов, рекламные росписи на грузовиках – еще до того, как их заменили бездушные виниловые накладки. В свободное время я полюбил копировать старых мастеров для души». Мастер никогда не учился в высшей художественной академии, а потому долго совершенствовался как любитель и постепенно «набирался опыта». «Мне нравится Ренессанс, я считаю его вершиной западного искусства, – признается мастер. – И мне очень нравится церковная живопись, с ее особой аурой, запахами благовоний и колоколами. Она уносит душу ввысь от низменных реалий жизни. Все церкви должны быть такими».

Когда Беванс в 1980-х годах своими глазами впервые увидел знаменитые росписи Сикстинской капеллы кисти великого Микеланджело, в капелле шла активная реставрация, благодаря которой открылись доселе неизвестные, яркие и красочные оригинальные фрагменты, которые никто не ожидал увидеть. «Нас там было около 20 паломников, отправившихся из Суссекса в Рим, – вспоминает Беванс. – Я вернулся оттуда, глянул на пустой и белый потолок нашего храма и подумал – а неплохо бы воссоздать здесь великое искусство эпохи Возрождения». Приходской священник поддержал и приободрил мастера в его начинании. По мере появления первых изображений, в храм все чаще стали заглядывать журналисты, телеоператоры и любопытные туристы, а их взносы помогали финансировать нелегкую работу. Сам Беванс не получал никакой платы за труд, и продолжал зарабатывать на жизнь рекламными вывесками. «Мне приходилось жестко нормировать свое время, чтобы еще и содержать себя, жену и наших маленьких детей» – вспоминает мастер.

В работе с вывесками он приучился размечать площадь до миллиметра, и этот опыт сослужил ему бесценную службу. Приступая к работе, он разметил всю 30-метровую площадь свода под отдельные изображения, затем покрыл ее деревом и рамами, создав своеобразный каркас под церковной крышей, загрунтовал белой основой и нанес сначала наброски, а затем живописные изображения. Кропотливо воссозданная им «Суссекская Сикстинская капелла» составляет две трети размера оригинала, причем все ее пропорции соблюдены идеально точно, что делает это произведение шедевром не только живописи, но и математического расчета. В эпоху Возрождения эту технику масштабирования именовали «квадратурой». В современных школах изобразительного искусства ей давно уже не обучают, и тем поразительней мастерство Беванса, что ему удалось безупречно воссоздать все пространственные пропорции оригинала кисти Микеланджело. Единственное отличие заключается в том, что Беванс писал на дереве, а не на гипсе, а потому не мог использовать классическую технику фрески, и вместо нее воспользовался современными акриловыми красками.

При работе мастеру пришлось пройти через все муки и радости, некогда испытанные Микеланджело. Как и он, Бевин работал кистью, стоя на подмостях и запрокинув голову, и ни разу не лежал на спине, как некоторые полагают. «Сначала я мог работать в такой позе не более 20 минут, – вспоминает художник, – и только через полгода привык к работе настолько, что мог работать по четыре-шесть часов непрерывно». Как и Микеланджело, он чуть не упал с подмостей от головокружения. Точно так же писал по ночам, и со временем впал в ту же нелюдимость, замкнутость и отрешенность, которую Рафаэль отмечал у Микеланджело в 1500-х годах. Беванс даже установил специальные ширмы, скрывая свою работу от любопытствующих посетителей, и отвергал просьбы репортеров журнала Time, желавших сфотографировать его работу прежде времени.

«Я замкнулся в себе и своем духовном восхождении, стал своего рода отшельником – этаким ночным молчальником, появлявшимся здесь около восьми вечера, чтобы писать до утра, – вспоминает художник. – Конечно, у меня не было обруча со свечами на голове, как у Микеланджело, у меня было нормальное современное освещение, вот и вся разница. Помост стал моим одиноким святилищем, откуда я пускался в духовные странствия. Как дерзнул я, простой ремесленник, не учившийся высшему искусству живописи, воспроизвести творение одного из величайших художников всех времен? Мне никогда бы не решиться и не справиться, если бы не вера. Эта работа возвеличила и углубила мою веру, ибо я всегда знал, что одному, без помощи Божьей, она мне не под силу. Каждую ночь я становился на колени и молился. Каждый мазок здесь сделан во славу Божью».

Церковь Английских Мучеников в Горинге Приморском в западном Суссексе открывается для посетителей в апреле. В этом году в одном из ее приделов будет открыта выставка художественных произведений Гари Беванса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *