Простой способ молиться (Мартин Лютер о молитве)

1. Когда сердце охладевает

Я вам расскажу, как только смогу, о том, что я сам делаю, когда молюсь. Пусть наш дорогой Господь даст вам и всем сделать это лучше, чем я! Аминь.

Во-первых, когда я чувствую, что охладеваю и становлюсь безрадостным в молитве, поскольку другие заботы или мысли мешают мне (потому что плоть и дьявол всегда мешают и препятствуют молитве), я беру мою маленький Псалтырь, спешу в свою комнату или, если есть день и час для этого, в церковь, где община собирается, и, как позволит время, я говорю себе спокойно и слово за словом Десять Заповедей, Символ веры, и, если у меня есть время, некоторые слова Христа или Апостола Павла, или некоторые псалмы, как и ребенок может делать.

Это хорошее дело — позволить молитве быть первым деянием с утра и последним в ночное время. Охраняйте себя осторожно от ложных, вводящих в заблуждение идей, которые вам говорят: «Подожди некоторое время. Я помолюсь через час; сначала я должен сделать свои дела в том или ином месте». Такие мысли отдаляют вас от молитвы, обращая к другим вопросам, которые так задержат и привлекут внимание, что ни одной молитвы не будет в этот день.

Вполне возможно, что у вас есть некоторые заботы, которые порой лучше, чем молитва, особенно в чрезвычайных ситуациях. Существует поговорка, приписываемая Св. Иерониму, что всё, что верующий делает, — это молитва, и существует пословица: «Работающий добросовестно молится дважды». Это можно сказать, потому что верующий боится и почитает Бога своей работой и помнит заповедь — не вредить никому или не пытаться украсть, обмануть, или смошенничать.

Такие мысли и такая вера, несомненно, превращают его работу в молитву и жертву хвалы. Тем не менее, мы должны быть осторожны, чтобы не нарушить привычку истинной молитвы и вообразить себе прочие труды, которые важнее молитвы, хотя, в конце концов, это совсем не так. Таким образом, в итоге мы стали бы слабыми и ленивыми, безразличными и прохладными к молитве.

2. Обращая взор к небу

Когда ваше сердце разогрето цитатами из Десяти Заповедей, словами Христа и т.д., и у вас есть намерение к молитве, преклоните колени и станьте, сложив руки, и обратите взор к небу, начинайте говорить или думать так кратко, как можете:

«O Небесный Отче, милостивый Боже, я бедный грешник, недостойный. Я не заслуживаю того, чтобы поднять глаза и руки к Тебе или даже молиться. Но так как Ты велел нам всем молиться, и Ты обещал услышать нас, и через Твоего драгоценного Сына Иисуса Христа Ты научил нас, как и о чем нужно молиться, то я прихожу к Тебе в послушании Твоему Слову, веря в Твое милосердное обещание. Я молюсь во имя Господа моего Иисуса Христа, вместе со всеми Твоими святыми и со всеми христианами на земле, как он учил нас: Отче наш, сущий на небесах» и т.д., всей молитвой, слово в слово. Затем повторяйте одну часть за другой «да святится имя Твое», «да придёт царство Твое» и т.д., размышляя и молясь об их значении в своей жизни.

3. Своими словами

Вы также должны знать, что я не хочу, чтобы вы цитировали все мои слова в вашей молитве. Это стало бы ничем иным, но простой болтовней и лепетом, читать слово в слово из книги, во что превратились розарии по четкам как у мирян, так и в молитвах священников и монахов.

Скорее я хочу, чтобы ваше сердце было возбуждено и руководствовалось мыслями, которые следует охватить в молитве Господней. Эти размышления могут быть выражены, если ваше сердце хорошо разогрето и склонно к молитве, в самых разных формах и с большим или меньшим количеством слов. Я не связываю себя такими словами или слогами, но говорю мои молитвы одним образом сегодня, завтра другим, в зависимости от моего настроения и чувств. Однако, я остаюсь так близко, как только могу, к одной и той же мысли и основной идее.

Но иногда может случиться так, что я могу заблудиться среди столь многих идей в одном прошении, что я отказываюсь от других шести прошений. Если такое изобилие хороших мыслей приходит к нам, мы должны пропускать другие прошения, чтобы оставить место для таких мыслей, слушать в тишине и ни при каких обстоятельствах не мешать им. Святой Дух сам проповедует здесь и одно слово Его проповеди гораздо лучше, чем тысяча наших молитв. Много раз я узнавал больше из одной молитвы, чем я мог бы извлечь из многочисленных чтений и размышлений.

4. Заповеди как молитва

Если у меня есть время и возможность пройти через всю Господню молитву, я делаю то же самое с Десятью заповедями. Я беру одну часть за другой и освобождаю себя как можно больше от разных отвлечений, чтобы помолиться. Я каждую заповедь разделяю на четыре части, тем самым плету венец из четырех нитей. То есть, я думаю о каждой заповеди, так, во-первых, как наставление, чем она на самом деле предназначена быть, и думаю над тем, что Господь Бог требует от меня так настоятельно. Во-вторых, я обращаю ее в благодарение; в-третьих, в исповедь, в-четвертых, в молитву. Я делаю так в мыслях или словах, подобных этим:

«Я Господь, Бог твой» и т.д. «Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим» и т.п. Здесь я искренне считаю, что Бог ожидает от меня доверия и учит меня доверять Ему чистосердечно во всех вещах, и что это и есть Его самое искреннее желание быть моим Богом. Я должен думать о Нем таким образом в случае риска потерять вечное спасение. Мое сердце не должно опираться на что-либо другое или доверять какой-либо другой вещи, будь то богатство, престиж, мудрости, могущество, благочестие или что-либо еще.

Во-вторых, я благодарю за Его бесконечное сострадание, с которым Он пришел ко мне так по-отечески, и за то, что Он непрошеный, незваный и незаслуженный мною, предложил быть моим Богом, чтобы заботиться обо мне, и быть моим успокоением, защитником, помощью и силой, каждый раз, когда это мне необходимо. Мы, бедные и смертные, нашли столько богов, и нам придется искать их снова, если Он не позволит нам слышать Его, не станет откровенно говорить к нам на нашем собственном языке, что Он намерен быть нашим Богом. Как мы могли бы когда-либо вознести вечное благодарение Ему, чтобы его было достаточного?

Третье. Я исповедуюсь и признаю мой великий грех и неблагодарность за то, что столь нечестиво презирал такие возвышенные учения и такой драгоценный дар на протяжении всей моей жизни, и за то, что ужасно возбудил Его гнев бесчисленными деяниями идолопоклонства. Я раскаиваюсь в них и прошу о Его благодати.

В-четвёртых, я молюсь и говорю: «Боже мой и Господи, помоги мне Твоей благодатью, чтобы узнавать и понимать Твои заповеди более полно каждый день и жить ими в чистосердечной уверенности. Сохрани мое сердце, чтобы я никогда больше не становился забывчивым и неблагодарным, чтобы никогда я не искал других богов или иного утешения на земле или в любом творении, но прилепляться истинно и только к Тебе, мой единственный Бог. Аминь, дорогой Господь Бог и Отец. Аминь».

Потом, если время и склонность моя позволяет, Вторую заповедь также в четыре нити и т.д.

Эти десять заповедей рассмотрены с четырех сторон, а именно, как обучающий текст, песенник, книга покаянная и молитвенник. Они предназначены для оказания помощи сердцу, чтобы ему прийти в себя и возрастать усердно в молитве.

Будьте осторожны, однако, не берите на себя всё это или еще больше, чтобы не утомиться в духе. Кроме того, хорошая молитва не должна быть длительной или растянутой, но частой и горячей. Достаточно рассмотреть один раздел или половину раздела, который воспламенит пожар в сердце. Это Дух дарует нам. Дух постоянно будет наставлять нас Словом Божьим, когда наше сердце очищено и освобождено от мыслей и забот.

Ничто не может быть сказано здесь достаточно о той части веры и Священного Писания [в молитве], потому что не будет конца тому, что можно было бы сказать. На практике можно брать Десять Заповедей на один день, а псалом или главу из Священного Писания на следующий день, и использовать их в качестве кремня и стали, чтобы разжечь пламя в сердце.

Символы христианства

Агнец — ветхозаветный прообраз жертвы Христа (жертва Авеля; жертва Авраама, пасхальная жертва). Агнца приносили в жертву, его вкушали иудеи на Пасху. Агнец — символ Христа, который жертвуется для нас. Про него пророк Исайа говорит; » Словно агнец, которого ведут на заклание, словно немая овца перед стригущими, не открывал уст Своих» (Ис.53.7). Поэтому Иоанн Креститель называет Христа агнцем: «Вот Агнец Божий, который искупает грехи мира. (Ион.1.29).

Изображение Христа в виде Агнца намекало на тайну Крестной Жертвы, но не обнаруживало ее перед нехристианами; однако во времена широкого распространения христианства оно было запрещено 82 правилом VI (V-VI) Вселенского собора 692 г., поскольку первенство в почитании должно принадлежать не прообразу, а самому образу Спасителя «по человеческому существу». По отношению к «прямому образу» такие символы являлись уже пережитками «иудейской незрелости».

Агнец есть евхаристический образ, и в христианской иконографии он нередко изображается на дне литургических сосудов. Агнцем называется в современной литургической практике и часть просфоры, освящаемая в Евхаристии. Агнец может изображаться на скале или камне, из подножия которого бьют струи четырех источников (символы Четвероевангелия), к которым устремляются другие агнцы — апостолы или, шире, вообще христиане. Агнец из мозаик Равенны (VI в.) изображен с нимбом, на котором — хризма; тем самым его соотнесенность с Христом предстает как совершенно бесспорная. Агнца Божьего часто изображают с нимбом, стоящего на небольшом холме, с которого стекают четыре водных потока (Откр. 14:1). Холм олицетворяет Церковь Христову, гору дома Господня. Ручьи являются символом четырех Евангелий, четырех райских рек, которые своим течением постоянно пополняют на земле паству Церкви Христовой. Читать полностью

Символика ветхозаветных священнических облачений

Автор: Игорь Евгеньевич Журавлёв

Образная символика ветхозаветных священнических одеяний глубока и многообразна.

Она заключает в себе целый пласт представлений о служении священника и, по сути, освещает для понимающего человека все грани этого многообразного и первостепенно-важного для всего народа израильского священнического предстояния.

Язык образов и символов одежды священника раскрывается здесь во всей своей красоте и достигает поистине небесных высот. Каждая деталь находится на своем предназначенном месте, каждая ниточка и каждый уголок здесь не просто так. Все наполнено таинственным смыслом, все занимает определенное место, которое нельзя поменять, ибо в случае такой подмены, подменяется и смысл предмета, находящийся в полной символической гармонии со всем комплексом, или даже ансамблем, звучащим в унисон. Можно сказать, что вся одежда священника и, в первую очередь, первосвященника, звучит как симфония, как некая мелодия, говорящая о предназначении и священном долге человека, его носящего.

Итак, Господь сказал Моисею: «И возьми к себе Аарона, брата твоего, и сыновей его с ним из среды сынов Израилевых, чтоб он был священником Мне: Аарона и Надава, Авиуда, Елеазара и Ифамара, сыновей Аарона» (Исх.28:1). И далее Сам Бог описывает очень подробно из чего именно должно состоять это одеяние.

Одеяние составляется из семи основных частей, шесть из которых описаны в Исх. 28:4: «Вот одежды, которые должны они сделать: наперсник, ефод, верхняя риза, хитон стяжной, кидар и пояс». Седьмая часть описана в Исх. 28:36-38: «И сделай полированную дощечку из чистого золота, и вырежи на ней, как вырезают на печати: «Святыня Господняя», и прикрепи ее шнуром голубого цвета к кидару так, чтобы она была на передней стороне кидара. И будет она на челе Аарона, и понесет на себе Аарон недостатки приношений, посвящаемых от сынов Израилевых, и всех даров, ими приносимых; и будет она непрестанно на челе его, для благоволения Господа к ним», т.е. седьмая часть была золотой дощечкой с именем Господа. Читать полностью

Макаров Е.Е. Хиротония пресвитера и диакона в «Египетском церковном чине»

Макаров Е.Е.

О посвящении в священные степени в древней Церкви до конца IV в. известно немного. Основными источниками по этому вопросу являются древнецерковный литургико-канонический памятник, известный как «Египетский церковный чин» или «Апостольское предание» Ипполита Римского и переработки этого текста, в частности так называемые Каноны Ипполита[1]. Несмотря на отсутствие консенсуса по вопросам авторства, датировки и локализации «Египетского церковного чина» древность этого текста и авторитет, которым он пользовался у христиан III–V вв., не подлежат сомнению[2].

Описание чинов хиротоний, сохранившихся в «Египетском церковном чине», несмотря на их лаконичность, представляет немало трудностей для интерпретации: во многом это обусловлено разночтениями по известным версиям памятника. Важной составляющей указаний о хиротониях «Египетского церковного чина» являются молитвы (древнейшие известные образцы в своем роде), которые позволяют выяснить, как понималось служение епископа, пресвитера и диакона в древней Церкви.

Помимо «Египетского церковного чина» в настоящей статье привлекаются указания таких литургико-канонических памятников как Дидаскалия апостолов и Каноны святых апостолов: эти тексты помещены вместе с «Египетским церковным чином» в так называемой коллекции Веронского палимпсеста[3] — совместное расположение этих текстов в одном сборнике, на мой взгляд, едва ли случайно. Для интерпретации сложных мест и разночтений также будут использоваться соответствующие указания из испытавших влияние «Египетского церковного чина» Апостольских постановлений и Завета Господа нашего Иисуса Христа. Читать полностью

Брошюра Лютер-фонда о Литургии (.pdf)

Янне Коскела – Юхана Похьола

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ДОМ БОЖИЙ! Ключ к богослужебной жизни

Перевод с финского: Дарья Шкурлятьева

«Разумеешь ли, что читаешь?» «Как могу разуметь, если кто не наставит меня?» Такой разговор состоялся однажды на дороге, идущей из Иерусалима в Газу, между Апостолом Филиппом и эфиопским вельможей (Деяния 8). Человек читал Книгу пророка Исаии, но не понимал ничего из прочитанного. Требовался кто-то, способный объяснить, Кто же этот Агнец, Которого ведут на заклание. Уподобившись Филиппу, мы можем спросить самих себя и друг друга во время мессы: «Разумеешь ли, что поешь, читаешь и слышишь?» Почему
христианская община проводит Богослужения и почему именно в такой форме? Цель данной брошюры – помочь совершить экскурсию в богатейший мир Богослужения и дать ключ к его пониманию.

Скачать «Брошюра Лютер-фонда о Литургии»

Чин мессы М. Лютера (.pdf)

Евангелическое Лютеранское Служение, перевод (пробный вариант), 2003.

Перевод выполнен по изданию: «Formula Missae et Communionis pro Ecclesia Vuittembergensi» // D. Martin Luthers Werke. Kritische Gesammtausgabe. 12. Band,
S. 205-220. Weimar, 1891 («Веймарское издание») Перевод с латинского А. Зубцова.

От переводчика

Священное Писание цитируется по Синодальному переводу, за исключением отдельных случаев, где цитата дается по тексту оригинала (это оговорено в примечаниях). Слова переводчика и редакторов, добавленные для ясности, заключены в квадратные скобки. Примечания принадлежат редакторам «Веймарского издания», американского издания сочинений М. Лютера (Luther’s Works. American Edition. Vol. 53 © 1965 by Fortress Press, Philadelphia), а также переводчику.

Скачать «Чин мессы для Виттенбергской церкви»

Касательно порядка публичного богослужения

Д. Шкурлятьева, перевод, 2003.

Евангелическое Лютеранское Служение, редактура и сверка с нем. текстом, 2003. 

Перевод выполнен по изданию: Luther’s Works / American Edition. Vol. 53 © 1965 by Fortress Press и отредактирован по немецкому тексту «Von ordenung gottis diensts ynn der gemeyne» в «Веймарском издании» (D. Martin Luthers Werke. Kritische Gesammtausgabe. 12. Band, Weimar, 1891). Публикуется с предисловием из американского издания сочинений М. Лютера.

Перевод с английского Д. Шкурлятьевой

Редактор В. Чуйкина

ПРЕДИСЛОВИЕ 

29 января 1523 года Лютер пообещал снабдить приход в Лейсниге (Саксония) «порядком пения, молитв и чтения». Ситуация в Виттенберге способствовала выполнению этого обещания. Отказавшись от насильственной реформы порядка богослужения, проводимой Карлштадтом, Лютер не мог просто вернуться к традиционному порядку богослужения. Он выбрал путь, лежащий между Сциллой реакции и Харибдой революции. Иными словами, он должен был растолковать основные принципы евангельской реформы литургии и объяснить их практическое применение. Это он и делает в данном сочинении. Читать полностью

Месса в западном богослужении

D.F. Carol. (Дом Фердинанд Мишель Кэрол) «The Mass of the Western Rites». Перевод: Кириллов Д.В. Волгоградский муниципальный институт искусств. Волгоград, 2005.

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

Современные исследователи приложили значительные усилия для того, чтобы восстановить структуру Римской Мессы в том виде, какой она была в V–VII столетиях. Все эти ученые достигли практически одних и тех же результатов, и потому их реконструкция выглядит убедительной.

Сразу надо добавить, что речь пойдет не только о той Мессе, которую служил в Риме во время больших торжеств сам Римский Папа: сюда мы относим и ту мессу, что служил епископ в своем соборе; и мессу простого священника в обычной церкви, на которой не было множества служителей, духовных лиц и грандиозной церемонии. Нет такого специального обряда, который был бы предназначен исключительно для Папы Римского. Мы детально опишем Мессу именно этой эпохи, так как все последующие модификации не изменили саму ее суть. В «Liber Pontificalis» упоминаются некоторые из реформ Мессы, но не все — ведь один только св. Григорий Великий, как известно из его переписки, внес в нее великое множество изменений. Поэтому не надо удивляться, что римская Месса сейчас в меньшей степени соответствует своей изначальной форме, чем мосарабская, галльская или миланская Мессы, а в особенности — Восточные литургии. Читать полностью

Литургический год

Литургический год, каким он нам знаком сегодня, вырос, словно дерево, через века.

Поэтому я и решил здесь представить его в виде древесного ростка развива-ющегося, несмотря на смену различных времен года, весной и летом, осенью и зимой.

Хотя, впрочем, представить его можно в виде самых различных схем — например, в виде циферблата часов поделенных на четыре четверти, или в виде четырех природных стихий — воздуха, земли, воды и огня, а можно и в виде четырех направлений света — севера, юга, запада и востока. Эта традиция, делить год на четыре части имеет даже более глубокие корни чем сама история христианской церкви (см. Быт. 8, 22). Читать полностью