Церковь и Таинства

Тематический курс для заочной библейской школы Сибирской Евангелическо-Лютеранской церкви, о.Игорь Кизяев

План

1. Вступление.

2. Терминология, или определение значений слов «Церковь» и «Таинства».

3. Таинство Святого Крещения.

4. Крещение детей.

5. Таинство Святого Причастия.

6. Общение (koinwnia) верующих в Причастие

7. Причащение младенцев.

8. Власть ключей и Исповедь.

9. Кратко о священнослужении.

Вступление.

Тема курса, которая будет предложена вашему вниманию, имеет огромное значение для жизни христианина принадлежащего к Аугсбургскому исповеданию. Тема Церкви и Таинств тревожила умы многих поколений христиан, и это не случайно. Если обратиться к ранним исповеданиям веры то без особого труда можно увидеть, что большинство древних ересей и споров противостояли первому и второму членам веры. Верую в Бога Отца – Творец Он или нет? И во Иисуса Христе – кто Он? Но в отношении третьего члена веры формулировка исповедания была краткой «Верую в Духа Святого». Это говорит, о том, что в ранней церкви споров о Духе Святом, о Церкви и о Таинствах не было. Но со времени раннего средневековья и по настоящее время самые важные споры и разрушительные ереси относятся именно к третьему догмату веры. И это связанно с тем, что во многом небыли решены вопросы, касающиеся единства церкви, и это повлекло за собой новые атаки всевозможных ересей и лжеучений на первые два догмата веры.

В 2000 году в Ватикане под руководством Папы Иоанна Павла II, состоялась экуменическая молитва о мире во всем мире. Папа римский пригласил христиан различных конфессий, мусульман, буддистов и шаманов, для того чтобы каждый в одной единой молитве мог обратиться к Богу, с просьбой о мире. Для неопытного христианина и обычного обывателя такое собрание может показаться очень хорошим и добрым делом. Потому, что в нынешнее время вопрос единства веры весьма размыт, а границы Церкви очерченные Символами Веры стали носить формальный характер. Поэтому в мире стало бытовать мнение, что Бог (не важно, как его называют), открыт для всех, так что любой человек, независимо от своих взглядов и верований может прийти к нему своим путем. Даже в лютеранской церкви в настоящее время очень трудно достичь единства в вопросах вероучения Церкви и отношения к Святым Таинствам. И это представляется мне очень большой проблемой. Безобидно лежащая на дроге банановая кожура может привести к ужасной травме поскользнувшегося на ней человека. Но лжеучение, ересь или неверные представления о том, что такое Церковь и Таинства, установленные Господом Иисусом Христом, гораздо страшнее банановой кожуры, так как могут отвратить человека от жизни вечной в Царстве Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа.

Поэтому нам необходимо тщательно и достоверно, основываясь на вероучении изложенном Пророками и апостолами в Св.Писании, а также Книге Согласия, исследовать вопрос о том что есть Церковь и Св.Таинства. Это необходимо для того, чтобы вера преданная нам от апостолов, сохранялась в наших церквях, чтобы разум, искушаемый плотскими настроениями и грехом Адама, не обманывал нас и вовлекал бы нас в ересь, отчаяние и прочие великие позоры и пороки. В нынешнее время в ересях и различных культах и сектах нет недостатка. Любое общество людей образованное, в какую либо группу может без стыда назвать себя Церковью Бога живого. На всем белом свете в настоящее время существует более 33000 тысяч различных «христианских» объединений, сект и культов и все они в той или иной степени претендуют на звание «истинной церкви Христовой». Китайский философ Лао-Цзы однажды сказал: «народ, который не почитает свою историю, не имеет будущего». Если перефразировать это изречение по отношении к теме данного курса, то можно было бы сказать: «христиане, небрежно относящиеся к учению о Церкви и Таинствах, оторваны от древней правоверной Церкви». Так говорит Господь наш Иисус Христос: «Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие [ветви] собирают и бросают в огонь, и они сгорают. Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам» (Иоан.15:4-7).

Мартин Лютер, как и отцы лютеранской церкви, предавал огромное значение вопросу Церкви и Таинств, установленных Господом Иисусам Христом. Можно сказать, что реформация и началась с вопроса о том, что такое Церковь. Конечно церкви кафолического предания (католическая и православная) тоже предают большое значение вопросу о Церкви и Таинствах, но, тем не менее, только лютеранская церковь имеет наиболее высокое мнение о таинствах.

Мистическое предание, существующее у той и другой церкви, говорит о том, что люди якобы могут испытывать воздействие Божее либо вдобавок, либо в отрыве от Слова и Таинств. В их исповеданиях существует довольно много различных знаков, которые как бы добавляются к божественно установленным средствам, в которых приходит Бог к нам. Лютеранское же исповедание избавлено от подобного рода наслоений затмевающих святое Евангелие, которое передается нам по средствам проповедного служения в Слове и таинствах. Наши вероисповедные книги, в рамках Аугсбургского исповедания предоставляют чистое апостольское учение, которое защищает и оберегает нас от всевозможных заблуждений и ересей. Ведь целостность и единство Церкви напрямую зависит от верно преподаваемого учения. Мы не можем, не имеем никакого права менять это исповедание, считать его устаревшим или вовсе пренебрегать им.

Итак, лютеранская церковь придерживается четкого доктринального учения и очень высоко ставит учение о Церкви, священнослужении и Таинствах. И это есть камень и столп истины, как сказал Господь: «тот, кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит» (Матф.21:44). Христианский мир переживает страшное время отхода от веры. Этот отход от веры происходит во всех сферах христианской жизни: предаются забвению моральные нормы и нравственные, христианское учение перемешивается с политикой и философией мира. В таких условиях очень трудно сохранить истинное исповедание и правоверное учение. В своем эгоизме, человечество противостало против Всемогущего Бога Отца. Но вратам ада не одолеть Церковь Христову, в эти трудные времена Бог сохраняет Свою Церковь, посылая ей веру и Духа Святого, чтобы все исповедующие спасительное воскресенье Господа Иисуса Христа, омытые водою Крещения, питаемые Словом учения достигли вечной жизни. Христианская вера – это вера в незыблемость Слова, которое Господь Иисус повелел хранить и передавать ненарушенным (Мф.28:19-20), так чтобы всякий приходящий ко Христу веровал, что Его Святая Церковь есть Царство Божее, что Он Сам лично пребывает в Церкви Своей в Слове и Таинствах.

Терминология или определение значений слов «Церковь» и «Таинства».

А.Определение Церкви.

Когда мы произносим слово Церковь, то наше сознание рисует нам картину большого куполообразного здания, с золочеными крестами на куполах. Такое ассоциативное представление складывалось в народе многие столетия, с того момента, когда христиане стали строить для проведения своих богослужений особые здания.

Мартин Лютер в Большом Катехизисе объясняя третий артикул, говорит: «Мы привыкли к словечку “Kirche” (церковь), под коим простые люди понимают не собравшийся народ, а освященный дом или строение, хотя не должен был бы дом называться церковью, разве что лишь оттого, что в нём собирается народ; ибо мы собирающиеся вместе, готовим и выбираем себе особое помещение и даём имя дому по сборищу. Итак, словечко “Kirche” (церковь) означает, собственно, не что иное, как “ein(e) gemeine Sammlung” (общее собрание) и по своему происхождению не немецкое, а греческое (как и слово “ecclesia”), ибо они на своем языке называют её “kyria”, так же, как по-латыни она называется “curia”. Потому на истинно немецком, нашем родном языке она должна называться: “eine christliche Gemein(d)e или Sammlung” (христианская община (церковь) или «христианское собрание» или лучше и яснее всего: “eine heilige Christenheit” (святое христианство, т.е. святые христиане)».

Мартин Лютер дает весьма хорошее определение слову Церковь, но нам следует тщательно на основании Св.Писания разобраться по какой причине это определение изложено именно так. Многие сообщества на основании, каких то видимых знаков причисляют себя к Церкви основанной Господом Иисусом Христом, они выделяются своими делами, властью, славой, благотворительностью, авторитетом, внешними проявлениями и количеством людей. Все эти качества, по их мнению, указывают на присутствие Бога именно в этой группе. Так в средневековье паписты на основании этих внешних качеств выдвинули мнение о том, что Церковь видима. Современные постпротестанты доказывают свою истинность, тем, что в их кругах происходят разные «знамения и исцеления», их «церкви» переполнены людьми, которые отвратились от мертвых дел, и стали святыми отказавшись от греха.

В противовес этому мнению лютеранская церковь утверждает, что Церковь не является видимой, чтобы о ней не судили по каким то внешним проявлениям. Ибо истинная и святая Церковь действительно пребывает невидимой, особенно когда её описывают не как собрание какого-то народа, как иудеев и израильтян в Ветхом Завете, но как кафолическое (вселенское) собрание, собранное в любом месте, в любое время, в любом народе, говорящем на любом языке, которое с твердой верой принимает Евангелие Христа, принимает Его Таинства и постоянно сражается под крестом за Христа в жизнь вечную.

В Ветхозаветное время древняя церковь была очерчена рамками иудейского народа. Бог избрал народ, который и наименовал [yam kadoch] «святым народом» (Втор.14:2). Этот святой народ по повелению Господнему должен был собираться в определенное время, в определенном месте для богослужения посредством призвания. Такое собрание называлось [qahal] (Левит.8:1-4), что переводится как «созванное собрание». Моисей созывал народ, для жертвоприношения за грех и проведения особых обрядов, посредством, которых освящался весь собранный народ, и само богослужение. Септуагинта же (Левит.8:1-4) использует греческое словосочетание [synagogen ekklesiason], молитвенное собрание, собранное вместе для богослужения. В древнегреческом языке слово [ekklesia] употреблялось по отношению к политическим собраниям, советам, которые собирались на площадях для решения общегородских, военных, спортивных и социальных вопросов. Переводчики Септуагинты использовали это слово, предав ему значение не политическое, а богослужебное, т.е. народа Божьего собранного вместе по повелению Божьему, для совместного богослужения, молитвы и жертвоприношения. Такое собрание не было всеобщим или вселенским, оно ограничивалось рамками израильского народа, поэтому язычники желающие примкнуть к этому собранию должны были стать [proselutos], людьми, принявшими иудаизм.

В Новом Завете апостолы дабы отличить Церковь Нового Завет от Синагоги и от политических собраний стали употреблять термин «Церковь Божья» (Деян.20:28; 1Кор.10:32; 1Фес.1:1). Но так как этот же самый термин применим к слову Синагога, то впоследствии апостолы стали называть Церковь собранием Христовым, которое верует в воскресшего Христа и исповедует веру в прощении грехов и жизнь вечную (Рим.16:16; Кол.1:24; Мф.16:18).

Посредством этого именования и исповедания апостолы хотели отличить сообщество христиан от синагоги. Ибо Дух Святой благоволил собрать Церковь Христа, которая исповедовала бы веру во Христа во вселенском масштабе. Церковь Новозаветного времени не имеет границ и не определенна рамками какого-то отдельного народа, она открыта для всех языков и народов. Это значит, что во все времена независимо от географического расположения, по всему лицу земли существуют отдельные люди, собранные в Церкви Христовой. Они могут называться Церковью, общиной, народом Божьим, народом святым; это не разрозненные группу, но Церкви собранные Духом Святым в одной вселенской вере (Ден.1:8).

Апостола Павел в своих посланиях называет Церковь «святой», искупленной кровью Христа (1Кор.1:1; Еф.1:7). Святость христиан как раз и относится к области невидимой Церкви, потому что она не определена какими-то внешними делами. То есть если даже Церковь будет наполнена одними нищими людьми, исполненными различных немощей, болезней и пороков, подвергнутая тяжким испытаниям, гонениям или злословиям, является Церковью святой и христианской не на основании внешних проявлений, но исходя из Слова, в котором даруется всем святое Евангелие и прощение грехов. Таким образом, для того, чтобы все христиане в равной степени получали милость Божью и оставались в Его святой Церкви, Господь установил священноеслужение проповеди Евангелия и отправления св.Таинств.

ААИ, артикул V говорит что: «… дабы мы обретали такую веру, Бог установил проповедное служение даровал Евангелие и Таинства, коими как средствами – Он сообщает Святого Духа, Который творит веру (там и тогда, где и когда желает) в тех, кто слушает Евангелие которое нас учит, что заслугою Христа, не нашими заслугами, имеем милостивого Бога, когда веруем в сие».

Поэтому апостол Павел, как и другие апостолы, был призван Господом Иисусом Христом быть домостроителем тайн Божьих (1Кор.4:1). Таким образом, апостолы посредством священнослужения проповеди Евангелия, утверждали Церковь не на делах человеческих, но на святости Христа, Который вложил в их уста проповедь Евангелия и Святого Духа, дабы Он Святой Дух собирал христианскую Церковь, освящал её и очищал по средствам святых Даров (Таинств).

Итак, Церковь есть собрание святых и верующих христиан, в котором Слов Евангелия проповедуется верно, и святые Таинства преподаются в соответствии с установлениями Христа. Бог из отбросов этого мира, через священнослужение Слова и Таинств собирает Церковь Свою, и сохраняет её во всех концах земли до скончания века. Как сказал один известный богослов: «Посредством священнослужения Бог производит веру, и тогда получается Церковь. Так что в одном артикуле связаны церковь, священнослужение и таинства. Не может быть священнослужения никакого без Слова и таинства, и не может быть никакого слова и таинств без священнослужения. И как говорит нам АВ 7, где проповедуется Слово в чистоте и таинства преподаются согласно установлению — там святая христианская церковь. И почти всякое заблуждение в учении о церкви, о таинствах и эсхатологии происходит из-за того, что человек разделяет соединённые вместе Богом. Их нельзя разрывать» (Алан Людвиг, курс лекций «Догматика IV»).

Б.Определение Таинств.

Как вам известно, слово «таинства» взято из Библии само по себе. Как называются в восточной церкви таинства? musth,rion (мюстерион), и это библейское слово. Оно находится несколько раз в Новом Завете, и иногда переводилось в латинской вульгате словом sacramentum. Что же значит слово musth,rion? В Ветхом Завете у нас также было слово из арамейского языка РАЗ (тайна, секрет). Мы находим это в книге пророка Даниила (Дан.2:30;4:6). И это РАЗ в книге пророка Даниила – есть нечто скрытое от людей, что открыл Бог. Например, сон царя Навуходоносора. Значение его сна было явлено Даниилу, и это была тайна царства. Я подчёркиваю, что это не какая-то тайна, до которой может добраться человек путём гнозиса (знания), путём какого-то знания, духовной борьбы или усилий – это нечто, что человек не может обнаружить, и оно было явлено милостиво Богом. Новый завет перенимает такое понятие из Ветхого Завета. Новый завет говорит о чём-то сокрытом, о сокрытом Божием действии, чего человек не в состоянии обнаружить ни своим умом, ни своими силами – но это было явлено Богом. Я думаю, в Евангелии от Матфея 13:11 говорит об этом самым явным образом. Иисус говорит своим ученикам – «вам дано знать тайны (ta musthеria) царства небесного, а им не было дано». Это поразительно.

Итак, musthеrion – это божественная тайна, которую Бог открывает. Я заверяю вас, что эта тайна – это не тайна «ты предуготовлен ко спасению, а он – к проклятию». Это всегда тайна-евангелие. Пятидесятники – это, на самом деле, современные гностики (гонстики – древнее сектантское философское течение 1-3век). Они – не единственные современные гностики, которые пытаются своим вымышленным знанием понять Бога, и при этом предают своим знаниям (откровениям) мистический характер. Итак, это не просто какое-то высшее знание, что вы сделались более духовным по сравнению с другими. Если вы – христианин, то Бог явил вам свои тайны. 1Кор 2:1. Павел говорит – «и когда я пришёл к вам, братья, я пришёл к вам не с высокими речами, когда я возвестил вам ton mustherion tou teou — тайну Божию. И что это за тайна? Павел определяет её как Христос распятый. Это великая тайна, или, если угодно, великое таинство – Христос распятый. Вы увидите это ясно в Евангелии от Иоанна. 1Кор 4:1. Апостол Павел говорит: «да считают нас домостроителями тайн Божиих – oivkonoemouj musthrion teou». И здесь это множественное число подступает очень близко и включает в себя наше понимание таинств. И здесь mustherion относится к Евангелию во всех его проявлениях, включая слово. И Павел описывает священнослужение как домостроительство – то есть распоряжение вверенными тайнами. И я также упомянул бы Еф 5:32. Апостол Павел описывает отношения мужа с женой. И он ссылается на вторую главу книги Бытие о том, как оставит человек отца своего и мать свою, и двое станут одной плотью. И он говорит – это mustherion велико. И далее он говорит – но я ссылаюсь на Христа и на Его церковь. В вульгате, в латинском переводе слово musth,rion переводится как sacramentum в этом отрывке, так что можно ясно видеть, почему по римским представлениям венчание – это таинство. Но апостол Павел ясно говорит, что сперва мы смотрим на это христологически, и поэтому мы понимаем вторую главу книги бытие как образ – то есть супружество как образ Христа и Его церкви.

Ещё несколько отрывков: Еф 1:9; 3:3, 4, 9; Кол 1:26-27, 2:2. Во всех этих местах Павел говорит о ton mustherion tou euvaggeliou – о тайне Евангелия, и он говорит, что это было скрыто в другие роды и в другие века, а теперь было открыто через Его святых апостолов и пророков, в духе. И это проливает свет на того, что такое тайна в этих случаях. Я думаю, ни в одном из этих случаев мы не можем сказать, что Писание употребляет слово mustherion в точности в таком смысле, как оно стало употребляться впоследствии в церкви, но это логическое развитие, потому что таинства, как тайны, в самом деле – отдельные проявления одной единственной, великой Тайны благовествования. И чтобы выразить сложное простым языком, скажем, что слово mustherion можно заменить словом euvaggelion, или, если вам нравится, можно заменить на Христа распятого. Но, конечно, ранняя церковь прекрасно сознавала, что Евангелие приходит к нам в т.н. Таинствах.

Что же таинство в нашем современном понятии? Определения, конечно, разнятся, и они разнились очень долгое время в церкви – как на Востоке, так и на Западе – до XII-го века, пока римо-католический богослов по имени Пётр Ломбардский предложил списка из семи таинств, и этот взгляд преобладал в средневековой римской церкви. Это также оказало большое влияние на восточную церковь. И это было из-за средневекового и византийского увлечения символическими числами. На Востоке также, с XIII-го века, многие богословы переняли этот список из семи таинств, однако различие между западной церковью и восточной заключается в том, что на западе это стало догмой, а на востоке никогда не было догмы о количестве таинств. В некоторых восточных сочинениях, когда перечисляются таинства, иногда можно найти от двух до десяти таинств. Я думаю, что сейчас направление богословия на востоке – в сторону возвращения к более ранним представлениям, и не столько в сторону западного понимания. Среди православных авторов до сих пор можно найти таких, которые клонятся в сторону схоластического западного понимания. Конечно, и есть те, кто подчеркивают два таинства, а именно Крещение и Евхаристию. А что же сказать про лютеран? Довольно часто мы слышим такое определение таинств – во-первых, таинство заповедано и установлено Богом. Во-вторых, с ним связано Слово Божие. В-третьих, у таинства имеется видимая частица, и, в-четвёртых, с таинством связано обетование благодати и прощения грехов. По такому определению, сколько может быть таинств? Всего два. Многие лютеране считают, что единственно правильно рассматривать два таинства (можно найти в учебнике Мюллера подобное определение).

Но как это сопоставимо с ААИ 13? Там перечислено как минимум четыре Таинства. Главное в таинстве – Евангелие. Апология приводит более широкое и более узкое определения того, что есть таинства. Меланхтон хорошо понимал расплывчатость этого термина. Во-первых, напоминает нам Апология – важно сохранять всё, что повелел и заповедал Бог в таком виде, в каком Он дал это нам. А каким словом мы называем – это уже неважно, это второстепенно. Итак, Апология в своём самом строгом определении таинства говорит о повелении Божием и об обетовании благодати, и говорит, что по этому определению – может быть сколько таинств? Три. И что это? Крещение, причастие, отпущение. Интересно, что Меланхтону нравился список из трёх таинств, а Лютер вообще предпочитал говорить о двух таинствах. Он рассматривал отпущение грехов как продолжение действия крещения. Итак, он считал отпущение грехов частью таинства крещения. Если будет у вас возможность прочитать у Лютера «вавилонское пленение церкви», то вы начнёте видеть, что Лютер сперва сам борется с этим вопросом в начале учения. Пока он пишет, он подходит к выводу, довольно-таки интересному. Но также стоит заметить, что хотя Лютер предпочитал два таинства, он сам подписался под апологией к Аугсбургскому исповеданию. Среди ранних лютеран это не было насущным вопросом – сколько насчитывать таинств. В нашем случае следует помнить, что всё это – лишь попытки собрать библейские сведения под общим собранием, и всегда есть опасность создания какого-то понятия – в этом случае понятия таинства, и затем запихивания библейских сведений в этот ящик, который мы состроили для них. Может быть, и подойдёт. Конечно, этим занимались схоласты в церкви Рима, которые решили, что таинств должно быть семь и ни одним больше. Так что по их представлениям было свалено в кучу крещение, евхаристия, покаяние, воцерковление, рукоположение, венчание и елеопомазание (соборование).

Они приписывали всем этим таинствам схожие свойства, но в соответствии со Словом Божьим невозможно указать на эти свойства равно.

Таинство должно сообщать благодать, поэтому рукоположение сообщает благодать. Венчание сообщает благодать – то есть всё определяется уже заранее установленным понятием и определением. Я тоже согласен, что рукоположение сообщает благодать, но не прощение грехов, а что-то совершенно иное. Во время рукоположения в человека не вливается дополнительная благодать – в смысле прощения ваших грехов, как это происходит в Причастии.

Восточная церковь также, в особенности, под западным влиянием – тоже иногда следовала этим искусственным понятиям таинств. Есть небольшая книга американского православного священника, который пытался объяснить православие незнакомым с ним, и в книжке он объяснял семь таинств. Он дал такое жёсткое объявление таинств, включая необходимость видимой частицы. И когда он дошёл до супружества, он спросил – а в чём видимая частица? А вот – колечко… В Писании я об этом не читал, но ведь всё должно подходить под определение! Я не думаю, что православные будут отстаивать это. Думаю, что мудрые богословы скажут «у нас не такое определение таинств». Есть многие православные, которые следуют подобным определениям.

Один из величайших начальников православия в англоязычном мире – это некий Каллист (Kallistos) Ware. Его настоящее имя – Тимоти. Когда он вступил в монашество, а затем был посвящен в священники, он взял себе греческое имя Каллист, что означает «превосходный». Он много написал для западного читателя о православии. Следует признать, что в начале своего жизненного пути он был англиканцем, и когда ему стукнуло 20, он обратился в православие. Когда он говорит про таинства, он говорит, что таинства – это внешний знак внутренней благодати. Очень по-августиновски и очень по-платоновски. И я слышал, что даже баптисты повторяют это – что крещение – это внешний символ внутренней благодати. Здесь мы видим вселенское влияние Платона. Я убеждён – если составить вместе Каллиста Варе и некоторых баптистов – они будут потрясены, что у них совпадают определения, а затем, когда начнут обсуждать, они увидят, что они понимают это определение очень по-разному. Поэтому существует большая опасность установления понятий не библейского значения, сверх Божьих даров, объединения библейского материала под общим заголовком, навязывания единообразия там, где его не существует.

Лютеране повинны в том же самом. Например, это жёсткое утверждение, что по правильному определению есть только два таинства. Что же случилось с отпущением грехов? Случайно ли очень немногие лютеранские приходы не очень бурно исповедуются в грехах священнику и получают отпущение грехов. Все это произошло из-за того, что исповедь не имеет внешнего знака (как вода, вино и хлеб). Поэтому многие лютеране склонные к пиетизму, стали считать, что исповедь это что-то не очень важное, и этим таинством можно пренебречь.

Даже среди лютеран была склонность уподобления таинств – одного другому (эту наклонность можно увидеть у Мюллера). Он гораздо больше говорит о сходствах таинств, чем о своеобразии каждого. Я думаю, нам надо более ценить своеобразие того, что мы называем таинствами. Например, сегодня многие люди утверждают, что поскольку мы принимаем крещение из других церквей, мы должны и принимать причастие в других церквах – то есть, приходить туда и допускать, что это причастие. Они не могут понять, что одно не следует из другого, и это признак уподобления одного таинства другому. Мюллер склонен описывать это как одно и то же Евангелие, приходящее к нам под разными видами. В самом деле, если это взять вместе, то так и есть, но этого сказать недостаточно.

Некоторые также говорят, что евхаристия должна быть евангелистической – то есть мы должны пользоваться этой возможностью для обращения всех народов. В конце концов, не так ли с крещением? Почему же Христос не упомянул евхаристию в Мф 28? Потому что Он дал евхаристию не для этой надобности. Мы не можем сделать все народы христовыми учениками, преподавая им Евхаристию. Евхаристия открыто упомянута впоследствии после крещения. Мы в начале наставляем катехумена в катехизисе, затем крестим, затем учим соблюдать всё, что повелел Христос в отношении отпущение грехов и евхаристии, и прочее. Но часто можно слышать подобное, что какой-то прихожанин может сказать – неужели я не получил отпущения грехов в начале службы, когда была общая исповедь? Разве я не получил прощения грехов во время проповеди Евангелия? Тогда зачем мне причащаться? Я уже был прощён! Зачем мне ещё прощение? Это отражает такой подход ко всем проявлениям Евангелия – что это – одно и то же. Мюллер говорит, что все таинства прощают грехи и укрепляют веру. В самом деле. Но всё ли это, что ни делают? Следует рассматривать каждое таинство в библейском контексте и смотреть, что свойственно именно этому таинству. Например, крещение даёт новое рождение. Даёт ли новое рождение Евхаристия? Писание нигде об этом не говорит. В крещении мы облекаемся во Христа, но так не сказано о Евхаристии. Про евхаристию в Ин.6:38-58, например, говорится как о пребывании во Христе, но не говорится об облечении во Христе. Так что надо пытаться ценить особенности каждого таинства. Протестантизм извратило это слово «таинство» и стало понимать его так, как я прежде описал – внешний знак внутренней благодати. В сущности, любому протестанту будет приятно такое определение, и подразумевается, что нет такого таинства, которое действует и что-то производит, но это всё – просто символы того, что производит Бог непосредственно в сердце человека. И, конечно, баптисты вычёркивают слово «таинство» вообще, и пользуются словом «установление». Ну, молодцы. Я просто рад за них. По крайней мере, они не обманывают других традиционным церковным языком. Или ещё лучше – квакеры. Если крещение ничего не даёт, то зачем оно нужно? Если причастие ничего не даёт – зачем оно нам? Вильям Буф, основатель Армии Спасения сказал: «зачем нам тратиться на хлеб и вино, когда мы можем отдать эти деньги нищим. Есть голодающие и бездомные. Как же мы можем тратить на себя эти деньги». Молодец! Он понял, что будет несоответствие. Он был еретиком, но он был еретиком до последней капли крови, и он был последователен во всём.

И последнее. Определение таинств в ААВ 13 – это обряды, заповеданные Богом, к которым было добавлено обетование благодати. Я думаю, что это довольно хорошее определение для наставления детей и готовящихся к конфирмации (воцерковлению) и крещению людей. Такое определение можно приложить к разным другим явлениям в церкви, которые называются таинствами в некоторых кругах. Зачем нам нужно говорить «нет, венчание никакое не таинство!». Давайте ценить венчание за его достоинство, и давайте понимать, чем не является венчание. Венчание не сообщает прощения грехов, венчание обнажает необходимость в прощении грехов.

Итак, путем небольшого экзегетического исследования мы пришли к выводу, что Таинства не однозначны. Мы не можем согласиться с Римской Церковью и Православной в отношении установления семи таинств в том понимании как они это трактуют. Так как в таком случаи, таинством можно назвать любое заповеданное Богом деяние, к которому добавлено обетование. При таком общем определении к Таинству могут быть причислены, молитва (Пс.49:15;Втор.4:7;Мф.7:7), страдание от тягот следования за Христом (Пс.50:19;Пс.115:6;Мф.16:24-25), подаяние милостыни (Лук.6:38;Ис.58:7-9), прощение причинённого вреда (Лук.6:37) и венчание (Пс.127).

Нам следует знать, что существует различие между обетованиями, связанными с Законом, и обетованиями принадлежащими Евангелию, которое представляет собой обетование прощения грехов и примирения с Богом без дел закона. К таким обетованиям учрежденным в проповеди Христа относятся следующие Таинства: Крещение, Евхаристия (Вечеря Господня) и отпущение грехов – исповедь. Ибо для этих Таинств имеется повеление Божие, так же имеется и обетование Евангелия – милости Божьей. Очень хорошо об этом сказал Августин: «Таинство есть зримое слово». В этом смысле зримые, видимые знаки как то хлеб, вино и вода соединённые с Словом Христа, демонстрируют, исполняют и присваивают грешникам то, что проповедуется в Евангелии а именно примирение с Богом ради Христа без дела закона. В этом смысле, строго говоря, существует два Таинства: Крещение и Причастие. Что же касается отпущения грехов, то оно не является Таинством наподобие Крещения и Причастия, поскольку в нем отсутствует внешний знак установленный голосом Божьим. Но поскольку оно разделяет общее свойство с Таинствами, а именно через него звучит вселенское обетование Евангелия, то как считает Апология [13арт.] в этом отношении его необходимо считать Таинством.

Так же нам необходимо понимать, что Таинство целиком и полностью зависят от Бога. Он установил средства благодати и Он продолжает подавать их Своей Церкви. Исполнение Таинств не зависит от святости и пригодности человека. Так же мы не должны считать, что Таинства оправдываю, и присваивают благодать без веры. Одно дело верить, что Господь присутствует в Своей Церкви в видимых Им установленных знаках, другое дело отрицать Его присутствие как то делают сакраментарии; принижают значение Таинств уподобляя их знакам напоминающим или свидетельствующим о чем либо Церкви. Нам необходимо объединять Таинства и веру, ибо в таком случае Таинство подобно руке Божей, которая подает нам благодать и милость обетованную в Евангелии. Вера же подобна нашей руке, которая схватывает и принимает предложенные благословения Божьи (Марк.16:16).

Таинство Святого Крещения.

«Так и нас ныне подобное сему образу крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа». (1Пет.3:21)

Греческое слово baptisma употребляемое в этом отрывке из первого послания Петра, переводится на русский язык как омовение, ритуальное очищение водой или крещение. Апостол Петр выразился весьма ясно. Крещение спасает. В Кратком Катехизисе Мартин Лютер задает не простой, на мой взгляд вопрос; Как может вода творить столь великие дела? Попробуем разобраться в этом вопросе и обратимся к Евангелию от Иоанна 3:1-15 и посланию к Титу 3:5.

Апостол Павел обращаясь к Титу говорит: «ouvk evx ergwn ton evn dikaiosunh a evpoihsamen hmei j avlla kata to auvtou eleoj eswsen hmaj dia loutrou paliggenesi aj kai avnakaino, sewj pneumatoj agiou» — «не от дел (благочестия) праведности сотворенных нами но по Его милосердию (милости) Он спас нас через (купель) омовение возрождения и обновления Духом Святым».

Септуагинта использует то же самое слово louthra (лютера) для описания купели омовения. В Ветхом Завете (Исх.30:18) Господь дает повеление Моисею сделать медную купель louthra для омовения, чтобы Аарон и его сыновья омывали ноги и руки свои, и только после этого омовения могли входить в скинию собрания. Такое омовение необходимо было для того, чтобы Аарон и его сыновья не умерли (Исх.30:18-20), ибо ни что нечистое не может войти в присутствие Божье и не умереть. Апостол Павел очень хорошо знал писания Ветхого Завета, он, как и ранние христиане, выходцы из иудаизма понимал, что купель омовения является установлением Божьим для очищения. Без этого очищения невозможно было войти в присутствие Божье. Используя Ветхозаветный образ купели омовения, апостол Павел обращает внимание христиан на спасительное деяние Святого Крещения – это омовение возрождения (нового рождения) изливается на нас через Иисуса Христа, нашего Спасителя. Того в чьих смерти и воскресении мы являемся соучастниками по средствам сего омовения. Ветхозаветная купель не избавляла сынов Аарона от внутренней грязи первородного греха, она лишь была вместообразом будущего очищения от греха Адама. Поэтому Крещение – согласно Павлу, это вопрос жизни и смерти.

Наши прародители Адам и Ева, совершив ужасное злодеяние, впали в безрассудный грех и отступили от благодати Божьей, подчинившись под власть дьявола. Этот грех вверг все человечество во власть греха и отступничества от Бога. Никто из людей уже не мог вернуться к тому рождению свыше, которое Бог произвел с мертвым и безжизненным телом Адама. Бог вдохнул в лице Адама дыхание жизни, и он стал душою живою. Эта жизнь началась в Адаме не по его желанию, но по воле Творца, Который пожелал, чтобы человек родился, т.е. приобрел дыхание от Бога. Эта жизнь или точнее сказать рождение свыше сулило всему человечеству, всем потомкам Адама жизнь с Богом, под Его водительством и покровительством. Равно как и грех Адама умертвил в нем все человечество (Рим.5г). Апостол Павел описывает грехопадение Адама как вселенскую трагедию. Все люди умерли в Адаме, погрузились в безрассудство и своеволие, стали водимы страстями и похотями, жестокосердием, завистью и ненавистью. Избавится от этого ужасного греха самому не возможно. Эгоизм, вселившийся в Адама, подсказывал ему, что он может своими делами, т.е. фиговыми листочками прикрыть грех отступничества от Бога. Но это не помогло ему, смерть воцарилась в семени Адама, так что всяких рожденный в мир человек, в теле своем уже имел смертный грех.

Поэтому когда Господь в беседе с Никодимом говорит о новом рождении свыше, Он настаивал на новом рождении людей, мертвых по грехам и преступлениям, — и на том, что это рождение происходит от Бога, свыше. Господь подчеркивал таинственность этого рождения, как сокрытую от глаз человека работу Святого Духа, Который приносит новую жизнь. В Никейском Символе Веры, в третьем догмате говорится, верую: «в ГОСПОДА Святого Духа, Который животворящ». Греческое Новозаветное Слово zoopoieo (дзоопойэо) несет в себе значение нового рождения, возрождения к жизни дарующее воскресенье. Так Господь Иисус Христос открывает работу Духа Святого, которую трудно проследить человеку и невозможно ограничить Его животворящую силу (Ин.3:8).

Но Дух приходит через Слово (Ин.6:63). Бог использует Его как инструмент для сотворения всего сущего на земле. Земля, бездыханная и безжизненная пустыня, вдруг наполняется водой, подобно плаценте вода омывает все лицо земли, затем происходит рождение земли. Она по Слову Божию выходит из утробы, и Дух Святой на суше и в воде производит жизнь, даруя дыхание всему творению Божию. Так что и вода и земля становятся живыми организмами и каждая в своей среде предназначена для поддержания жизни. Вода питает все творение Божье и омывает его, земля произрастает всякую зелен для того, чтобы все творение не имело недостатка в пище. И все это совершает Дух Святой, ибо в его действии заключена жизнь. Так и первый человек Адам, получил жизнь от Дыхания Божия, т.е. от Духа Святого. Септуагинта описывает оживление мертвого тела Адама словом zwh (дзоэ) т.е. Дух Божий даровал жизнь мертвому телу Адама, так что произошло его рождение от Бога и ради Бога. Так и Господь Иисус говорит Никодиму о новом рождение как о действии Духа Святого, Который сопровождал Иисуса на Крест (Евр.9:14): «дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел zwh.n aiw,nion (дзоэ айонион) жизнь вечную» (Иоан.3:16).

Иисус подчеркивает, что возвращение в семью Божью не происходит от желания плоти человеческой, но все это возрождающее действие происходит от Духа Святого, Который возрождает тех, кто потерял подлинную жизнь с Богом, и по причине первородного греха отвернулся от Начальника жизни. Иисус соединяет Слово, Дух и воду, поэтому Крещение становится водным источником очищения, через который происходит новая жизнь. Только таким способом человек может войти в Царство Божье, только так мертвые по грехам люди становятся детьми Божьими и входят в Царство Всемогущего Бога.

Кроме купели омовения, апостол Павел приводил пример обрезания как образ Крещения (Кол.2:11-12). В Ветхом Завете по средством церемонии обрезания Бог причислял младенцев к Своему народу. Но почему Павел обрезание использует в контексте Крещения, ведь при обрезании не использовалась вода, и не было действия Духа Святого. Т.е. не было тех элементов, которые участвуют в Крещении! Апостол Павел использует образ обрезания как указание на незыблемость и действенность Слова Божьего. Бог дал Аврааму обрезание как знак, который служил ему напоминанием или свидетельством, о грядущем Семени. И всякий раз, когда Авраам думал о своем обрезании, он покоился в вере, веруя в то, что он угоден Богу, воздавал Ему за это благодарения и взывал к Нему. Кроме того, было достаточно обрезаться один раз, и обетование оставалось действенным на всю жизнь, так обстояло дело и с Крещением, ибо оно имеет место лишь однажды в жизни. Иудея отступившего от веры вторично не обрезывали, но через покаяние и жертвоприношение он восстанавливался в вере и не отлучался от народа Божьего. Так и Крещение действует однажды и на всегда в вечности, потому что деяние Крещения установлено не человеком а Богом, Который верен Своему обещанию. Поэтому мы осуждаем перекрещенцев, которые впали в ересь и грех, злоупотребляя именем Божьим, отвратились от Его обетования. Так они отвергли волю Божьи о себе (Мф.11:28), и истинное взывание к Богу Всемогущему, которое существует для того, кто приемлет Крещение.

Апостол Петр для того, чтобы показать спасающую силу Крещения обращается к образу потопа. Книга Бытие с шестой по девятую главу описывает событие потопа, как действие Божье направленное на уничтожение греха на земле.

В пятой главе, Моисей прерывает родословие потомков Адама, чтобы показать ужасающую катастрофу, произошедшую на земле. Здесь он рассматривает обстоятельства, заставившие Бога принять решение о всемирном потопе.

Этот заключительный эпизод в Моисеевом «Родословии Адама» весьма печален. Потомки Сифа «Божьи люди», которые до того держались в стороне от неверующих потомков Каина, стали утрачивать свою верность истинному Богу и сближаться с соседями язычниками. «Сыны Божьи», — т.е. верующие Божьи дети, — «увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал». Если «сыновьями Божьими» были потомки Сифа, то «дочерьми человеческими», напротив, были неверующие женщины рода Каина. Потомки Сифа, забывали о своей вере и благочестивом наследии. При поиске женщин они не задумывались над вопросом: «примет ли жена благочестивое наставление?». Они не думали о преданной им от патриарха вере, их интересовала только красота женщин.

Смешанные браки, вели к дальнейшему вырождению потомков Сифа, пока не настал момент, когда их уже невозможно было отличить от потомков Каина. Бог предостерегал: «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками». Дух Божий действовал тогда, как и сейчас, через Слово Божье, которое тогда еще проповедовалось, Ноем, и верным остатком потомков Сифа (2Петр.2:5). Но Дух не может продолжать обличать и исправлять, людей если они отвергают Его милостивые деяния. Бог видел, что Его творение – полностью погрузилось в грех и похотливые страсти. Бог по Своему великому долготерпению дал человечеству еще 120 лет, более чем одно столетие Он будет продолжать говорить через Своего посланника Ноя, стараясь пресечь неуклонное сползание человечества ко злу, стараясь уберечь людей от опрометчивого доведения себя до Суда.

Заблудшие сыновья не бывают хорошими, у них отсутствует любовь к Богу и любовь к людям. В те дни до потопа на земле обитали люди жившие насилием, Моисей называет их «исполинами» {nephilim}, — одно из значений этого слова в древнееврейском языке означает «нападать, атаковать». До того, как умножились браки между потомками Сифа и Каина, потомки которого, жили насилием, то смешение браков привело к тому, что благочестивые нравы потомков Сифа развращались, так что рождаемые дети становились {nephilim}. Как говорит Св.Писание: «худые сообщества развращают добрые нравы» (1Кор.15:33).

Фраза в синодальной Библии «это сильные, издревле славные люди», не совсем точно передает смысл древнееврейского текста. Точнее она будет звучать так: «сила (этих людей), от века прославляла людей». Парадокс в том, что в таком перевернутом с ног на голову мире подобные эгоистические и криминальные личности почитаются в качестве образца и предмета для восхищения. Бог долготерпел, но поскольку безнравственность и насилие усиливалось, Он объявил об изменении Своего порядка управления миром. Он желал – и всегда желает спасения всех людей, но стало очевидно, что если Ему не вмешаться, то даже Его собственные дети, верующие, будут сметены активно распространяющимся по всей земле злом. Бог, Который однажды, взглянув на венец Своего творения, произнес: «Хорошо!» — теперь, глядел на него с отвращением: «это не тот человеческий род, который Я сотворил! Сердца их полны зла во всякое время. Я должен уничтожить их и начать все заново». Важно понимать, что Тот, Кто объявил о погибели мира – Это Господь (ст.7), Бог истинной любви. Некоторые называют этот суд жестоким и мстительным, но в действительности все обстоит иначе. Он предпринял этот решительный шаг потому, что не хотел, чтобы погиб Его замысел объединения верующих в Божью семью. Семя обетованного Мессии не могло прерваться из-за нечестия людей, так как это обетование Бога (Быт.3:15) было дано, для того, чтобы в семени Мессии благословились все племена земные (Пс.71). Так семя Мессии от Адама, Сифа и Ноя перешло к Аврааму, а от него чрез все поколения (Лук.3:22,38) иудейского народа до воплощения Христа. Благодатью Божей, Ной и его род, были спасены водою, так и сейчас Бог по милости своей спасает нас водою Крещения: «…во дни Ноя, во время строения ковчега, в котором немногие, то есть восемь душ, спаслись от воды. Так и нас ныне подобное сему образу крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа, Который, восшед на небо, пребывает одесную Бога и Которому покорились Ангелы и Власти и Силы» (1Пет.3:20-22).

Мартин Хемниц комментирует этот отрывок из Писания так:

«Перт говорит о взаимном соглашении человека с Богом. …Ибо он подразумевает взаимное обязательство и взаимное соглашение. Бог провозглашает, что Он принял нас; рассудок верует в это прилепляется к этому, и в этой вере он теперь воистину знает Бога и взывает к Нему. Такое верное понимание Бога именуется «доброй совестью», то есть правильным познанием Бога и верным взыванием к Нему. Здесь так же имеется дополнение: «Воскресением Христа», ибо Петр учит тому, что Крещение действенно благодаря царствующему Христу, и предписывает нам признавать посредством веры, что это примирение даруется ради Христа» (Книга «Ключевые вопросы богословия» стр.1045).

Итак, в Ветхом Завете нет точного аналога Крещению, хотя потоп, обрезание и ритуальное омовение отчасти предвосхищают его. Поэтому Крещение Иоанново имело отношение к древнему иудейскому обычаю очищения от внешней скверны. Хотя Писание свидетельствует что Крещение Иоанново было «крещением в покаяние для прощения грехов» (Марк.1:4;Лк.3:3), все же оно не производило нового рождения и не подавало Духа Святого для обновления и возрождения. Крещение Иоанново стало приготовлением пути для Иисуса, и когда пришёл Спаситель, его Крещение отошло на задний план. Ибо Крещение которым крестился сам Иисус и которое Он дал Своим ученикам и заповедал им совершать его для спасения (Марк.16:15-16), спасает, потому что он является орудием спасающей силы Божьей, Его инструментом, обладающим возможностью умерщвлять первородный грех, возрождать и воскрешать погибшее человеческое естество. Так об этом говорит апостол Павел в послании к Римлянам 6:3-11, он рассматривает Крещение как смерть и воскрешение крещеного человека, посредством смерти и воскрешения Господа Иисуса Христа. Наш древний враг «смерть» стала проклятием для всего человечества, смерть через грех Адама царствует в мире, и никто не может избежать её. Она как поражающий меч настигает человека, где бы он не находился. Для того чтобы уничтожить эту губительную силу первородного греха, должна произойти «смерть смерти». Новый завет рассматривает убийственное действие воды на грешника, и её воскрешающую, жизнедарующую силу, воскрешающую детей Божьих к новой жизни. Ни вода, ни Слово ни Дух Святой не действуют отдельно друг от друга, Бог соединил земное и Небесное в одну Духовную материю. Он покрывает в момент Крещения, грешную плоть человека и умерщвляет первородный грех, так что происходит смерть смерти. Т.е. мы умираем и погребаемся со Христом, как и Он был погребен в каменной гробнице, так и мы погребаемся в Его смерть. И одновременно воскресаем, как и Он воскрес из мертвых. Совершается великое чудо, которое мы называем Таинством, Бог убивает нас и воскрешает для жизни вечной. Действительно не постижима сия тайна!

Механически мы не можем объяснить, как это совершается, как Бог соединяет в этой воде Слово и Дух, смерть и воскресение, для нас это тайна веры. Иисус повелевает Своим ученикам идти и совершать эту тайну евангельской веры, для того, чтобы все крещеные во Имя Отца и Сына и Святого духа (Мф.28:18-20;Мк.16:15:16), облеклись в нового человека (Гал.3:27), получили благодать примирения с Богом Отцом (Еф.2:14) и вошли в Церковь, которая есть Тело Христово (1Кор.12:13-14).

Так много Бог вложил Своей благодати и милости в Таинство Святого Крещения, что пренебрежение этим таинственным деянием Божественной силы, равно отрицанию воплощения Иисуса Христа. Он сказал «и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». Эти слова не пустой звук, они указывают на то что «Слово стало плотью» (Ин.1:14), а это первый и второй догмат Символа Веры. В первом догмате веры говорится о Всемогуществе Божьем, что Он является Творцом всего видимого и невидимого. В Его власти находится все творение, которое Он сотворил благим, и не смотря на то, что человек пал и в его лице пало все творение, Божее творение остается благим, т.е угодным Богу, не из-за греха но из милосердия Божьего. Поэтому Бог берет земную материю (воду) и наделяет её силою Духа Святого, так что земное становится благим творением. И если кто-то отрицает возрождающую силу Святого Крещения, значит, за этим прячется уничижение творения и Всемогущества Божьего.

Но главное чему противостоят перекрещенцы и прочие сакраментарии, это второму догмату веры, в то, что Иисус Христос есть воплощенный Бог. Его воплощение для нас является в Таинствах, так что мы не видя Христа веруем, что Он истинно присутствует в водах Крещения и в Св.Причастии. Отвержение же присутствия Христа в Таинствах уничижает воплощение Христа. Таинства и Христос неразрывны, учение о Таинствах, есть учение о Христе. Мы не можем рассматривать воплощение Христово в отрыве от Таинств, ведь Его воплощение не просто факт Его пребывания на земле, но еще и то, что Он остается в Своей Церкви таинственным образом в проповеди Евангелия и Святых Дарах, установленных Им.

Апостол Иоанн в своем перовом послании говорит: «Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире» (1Иоан.4:2-3).

Истинная вера – это вера от Бога в то, что Христос пришел во плоти, и не только во плоти человеческой но и в Таинствах! В этом же послании апостол говорит, что Христос пришел «водою и кровию и Духом», и это есть свидетельство воплощения. Вода и Кровь свидетельствуют на земле о том, что Иисус Христос Сын Божий пришел в мир исполнить благую волю Отца, и свидетельство Божее таково: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф.3:14;1Ин.5:9). Отрицание Таинств – равно отрицанию воплощения, а это дух антихриста, который не приемлет свидетельства Божьего о Сыне в Котором сосредоточена вся благодать и милость. Из пробитого копьем ребра истекает кровь и вода, в иконописи иногда мы встречаем изображение этого события, как вода истекает в крещальную купель, а кровь истекает в чашу, и это прекрасное изображение того как происходят Таинства. В 1Кор.2главе, апостол Павел говорит, что он пришел проповедовать «mushpion tou teou — тайну Божию», Христа распятого. Для мира распятие Христа равно безумию, но для христиан Христос на кресте, из Тела Которого истекает Кровь и Вода, это есть великая тайна Божьей милости, воплощенное свидетельство Духа Святого. Ибо Христос Духом Святым был веден на заклание (Евр.9:14), Он стал той искупительной жертвой, которую ожидал весь Мир. Ветхозаветные образы и жертвы предвосхищали единую Новозаветную жертву Христа, поэтому невозможно рассматривать воплощение вне Таинств, вне той жертвы, которую Господь совершил на Кресте. Все Писание христоцентрично, оно говорит о примирении человека с Богом, только через Христа, и никто не может прийти к Богу, если не будет омыт и очищен Духом Святым, банею возрождения, очистившись от греха и порочной совести водой Крещения (Еф.2:26;Тит.3:5).

В Никейском Символе Веры Церковь исповедует «единое крещение во оставление грехов», в этом крещальном исповедании заключена вселенская вера, двух первых членов веры. Всемогущество Божее явленное в творении и воплощении Спасителя в мир объединяются узами Духа Святого «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом» (1Кор.12:13). Наша жизнь, спасение и вечность объединяются Духом Святым в Тело Иисуса Христа, призывая верующих к единому упованию под властью Единого Господа, в единой вере на основании общего Крещения, ибо Крещение объединяет верующих в одну Божью семью. Бог посредством Крещения соединяет нас с Самим Собой, тогда когда произносятся слова «крещу тебя во имя Отца и Сына и Святого Духа», Он облекает нас в одежду праведности, так что грех наш уже не виден, но видна праведность Духа Святого. Поэтому Церковь и становится Святой и невинной в глазах Христа, этой святости Духа предостаточно, чтобы по воскресении нашем предстать у престола славы Божьей и быть не осужденными. Крещение связанно с воскресением плоти, так как далее в формуле Никейского Символа Веры говорится про «ожидание воскресения плоти и жизни вечной», это учение находится в соответствии со словами Христа «если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин.3:3). Без крещения нет спасения, оно открывает нам путь к Богу, оно перерождает нас в образ Христов, посредством Крещения мы облекаемся во Христа и становимся угодными ему.

Крещение детей.

Теперь немного поговорим о крещении детей. Мы не можем обойти этот вопрос стороной, так как анабаптисты и сакраментарии противостоят древнему обычаю Церкви крещения детей. Вот что говорит Аугсбургское Исповедание в IX артикуле «О крещении» в отношении крещения детей: «1-2 Относительно крещения поучается, что оно необходимо [для спасения] и чрез него предлагается благодать; что следует крестить и детей тоже, которые чрез посредство сего крещения препоручаются Богу и делаются Ему угодны. 3 А потому отвергаются перекрещенцы, которые учат, что будто бы крещение детей не правомерно [и утверждают, что будто дети и без крещения спасаются].

Книга Согласия называет три основных направления еретического учения о недопустимости крещения детей, таких как анабаптисты, сакраментарии и энтузиасты. В те времена существовали довольно много различных групп, которые, по сути, не были новыми, но продолжали древние ереси монихеев, гностиков, Ария и прочих других лжеучений, которые отрицали воплощение Христа. Можно сказать, что анабаптисты времени Аугсбургского Исповедания, вобрали в себя самое отвратительное, что только мог поселить в разум человека дух антихриста. Отрицанием необходимости крещения детей, анабаптисты отвергали учение о «Первородном грехе», считая, что человек не умер во грехе Адама, а всего лишь заболел, поэтому у человека есть некая духовная сила к исцелению себя самого. Т.е. своими делами, особым образом жизни, аскетизмом и отрицанием гражданского образа жизни, они утверждали свою собственную праведность и способность достичь святости.

Кроме того, они утверждали, что грехом можно считать исключительно внешние дела, противоречащие десяти заповедям. А раз так, то детей крестить нет необходимости, так как они еще не совершили никаких внешних грехов, и в их теле нет первородного греха. Такое заблуждение анабаптистов усиливалось еще и тем, что крещение якобы не спасительно, но и вредно, так как отвращает человека от веры. К сожалению, такие взгляды очень быстро были подхвачены энтузиастами, которые ожидали Святого Духа через собственные приуготовления и обращения (покаяния), просветления без какого либо средства (без Таинств), отрицали действенность проповеди Евангелия, таким образом, отделяли Слово от Духа, злоупотребляли учением о воле человека. Можно сказать, что современные пятидесятники и харизматы – это потомки энтузиастов, их взгляды практически ни чем не отличаются от энтузиастов 16го века.

Итак, Аугсбургское Исповедание выступило против ереси сакраментариев, энтузиастов и анабаптистов для того, чтобы оградить Церковь от возможных посягательств еретиков на учение о первородном грехе и спасительной необходимости святого Крещения.

Далее мы рассмотрим несколько основных положений доказывающих необходимость крещения детей.

Во-первых: Учение о «Первородном грехе» АИ II артикул, взятое из Священного Писания, утверждает, что от природы своей, от лона материнского человек склонен ко злу, исполнен злой похоти и неспособны от природы ни к истинному страху Божию, ни к истинной вере в Бога. Писание раскрашивает первородный грех самыми чёрными тонами Быт 3:15, там же, 8:21. Потоп не разрушил первородного греха, но измышления человека так и продолжали быть злом от юности его. Псалмопевец Давид восклицает: «В нечестии я был зачат, и во грехе родила меня мать моя», Иисус в Евангелии от Марка в 7гл, говорит, что находится в человеческом сердце. Рим 3, Рим 5, и разные другие отрывки из апостольских посланий, говорят о грехе не просто как о поступках, но как о состоянии испорченной человеческой природы. АВ 2 ясно говорит об этом. Частичное или полное отрицание первородного греха, всегда связано с отрицанием младенческого крещения. И снова, разум преобладает над библейским откровением. В ША Лютер сказал, что первородный грех это такое глубокое развращение, что разум не может постичь его, но в первородный грех приходится верить на основании свидетельства Писаний. Когда вы говорите с людьми отрицающими первородный грех, то понимаете всю правоту этих слов о развращенности человеческого сознания. Когда вы показываете им, что Писание говорит о человеческом состоянии, вы слышите разные доводы разума в ответ и объяснения, что это писание не так страшно, как оно кажется. «Бог не будет таким жестоким, чтобы осуждать невинных детей, не правда ли? Что это за Бог такой». Но Бог сказал – «Мои пути – не ваши пути, Мои помышления – не ваши помышления». Логично, что эти люди изобрели сознательный возраст, чтобы оградить детей от этого осуждения. Может быть, дети и спасаются без веры, без всякого средства, пока не вырастут и не начнут различать плохое от хорошего.

И иногда пользуются последними стихами книги Ионы – там Иона был у растения, и Иона хотел, чтобы растение осталось. И Господь сказал – ты хочешь, чтобы я пощадил растение? Неужели мне не пощадить великого города, где множество людей, которые не могут отличить правой руки от левой и где множество скота? А! Скажут многие. Значит, Бог пощадил Ниневию ради младенцев. Но помните, что ниневитяне покаялись. Это было не вечное осуждение, а временный суд. Также в этой связи используется ИС 7:14-16. Здесь, конечно, сказано про младенца Эммануила, рождённого от Девы. Там сказано «прежде, чем Он научится отказываться от злого и выбирать доброе, произойдёт то-то и то-то». Конечно, этот стих показывает, что есть время, пока дети не умеют отличать добро от зла. Можно ли говорить о разумном возрасте? Да, конечно. В определённом возрасте дети начинают понимать различие между добром и злом. Но отсюда не следует, что Бог не вменяет им их прегрешений до того возраста. Нигде в Писании об этом не говорится. Если мы поймём эти три пункта – что есть крещение, что есть вера и что есть первородный грех, то всё остальное окажется на своих местах. Всё остальное окажется просто. Если мы воспримем эти энтузиаские взгляды, тогда нам придётся отказываться от крещения младенцев. Но если они увидят крещение, веру и первородный грех так, как их изображает Библия, тогда у них не останется заблуждений с крещением младенцев.

Во-вторых: Господь Иисус Христос в Евангелии от Матфея (18:14) говорит: «Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих», и в 19 главе Он говорит: «пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное». У апостолов не было необходимости особой статьёй прописывать положение о крещении детей, так как эти слова Христа были для них неоспоримым фактом, того, что Господь дарует детям Царство Небесное. Поэтому в книге Деяний (2:38-39) апостол Петр, говорит о спасительном обетовании Крещения, которое принадлежит и распространяется на всех людей, в том числе и детей. И Павел добавляет в Рим.8:30, «А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил».

В-третьих: Убедительно доказано, что младенцы имеют врожденный первородный грех (Рим.5:12;Еф.2:3), и следовательно без отпущения грехов они не могут наследовать вечную жизнь. Бог учредил в Церкви Своей служения отпущения грехов, которые распределяются через Таинства. Он желает, чтобы это служение распространялось, и отпущение грехов даровалось приходящим к Нему. Ибо если младенцы не имеют грехов, то тогда Христос не страдал за них на Кресте?!

В-четвертых: Сакраментарии утверждают, что Крещение не приносит младенцам пользу, поскольку они не разумеют Слова Божьего, а церемонии лишенные веры, не имеют ни какой ценности.

На что мы отвечаем, что сама по себе вера не является продуктом воли человека, вера – это дело, которое Бог творит в человеке, посредством Святого Духа и проповеди Евангелия. Так говорит об этом Господь в Евангелии от Иоанна (6:29): «вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал». Бог творит веру, а не человек её творит в себе, поэтому вера как дар Божий даруется младенцам, как и всем другим людям приходящим ко Христу в Крещении.

И ранее в третьей главе Иисус говорит, рожденный от плоти есть плоть, а плоть и кровь как учит апостол Павел, не могут наследовать Царства Небесного (1Кор.15:50), поэтому человек, не возрожденный свыше, не может сам иметь в себе веру и спастись. В Евангельских посланиях есть много описываемых событий, где Господь даровал прощение грехов и исцеление по вере других людей (Мф.2:24;8:6;9:6;Деян.8:7). Это дает нам право утверждать, что вера других людей в Христа Спасителя действовала благотворно. Так и родители, посредством этой веры взывают к Богу от имени своих детей и вручают их Ему. Как только дети вырастают, родители начинают их учить самостоятельному взыванию к Богу, вере в Иисуса Христа и Его Святому Евангелию. Одновременно с этим, родители приучают младенца к Церкви, направляя их к слышанию Слова и христианскому благочестию.

Таинство Причастия (Евхаристии).

«Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов». (Матф.26:26-29)

В Новом Завете апостолы в своих посланиях используют слово «образ или вместообраз» tupoj и antitupoj, для указания на Ветхозаветные события, которые предвосхищали и указывали на Новозаветное Таинства Святого Крещения и Причастия (1Кор.10:1-6;Евр.9:18-24;1Рет.3:20-21). В разделе о Таинстве святого Крещения мы рассмотрели некоторые Ветхозаветные события или образы, ясно указывающие на Новозаветное Таинство.

Теперь для того чтобы внимательно изучит вопрос о Святом Причастии необходимо рассмотреть те Ветхозаветные вместообразы, которые предвосхищают Таинство Святого Причастия. Бытие 14:17-20, царь Солима Мелхиседек выходит на встречу Аврааму, который одержал победу над войсками Кедорлаомера и царей. Как повествует Моисей, Мелхиседек – священник Бога Всевышнего вынес хлеб и вино и благословил Авраама. В послании к Евреям в седьмой главе, чин Мелхиседека принадлежит Высшему Священнику Иисусу Христу, Который подает нам потомкам Авраама по вере, хлеб и вино Евхаристии, для высшего благословения прощения грехов. Хотя мы не можем говорить о том, что Мелхиседек дал Аврааму хлеб и вино Причастия, но все же в этом даянии присутствует благословение, которое исходит от Бога Всевышнего. Апостол Павел видит в образе дара Мелхиседека, высший образ Тела и Крови Христа, Который принял на Себя высшее священство для того, чтобы спасать «приходящих через Него к Богу».

Далее, Исход 12 глава – это явное указание на Таинство Святого Причастия. В этом повелении Бога приготовить однолетнего Пасхального Агнца есть слово xwa -от, которое переводится как знамение, указание или знак, того, что ангел смерти, увидев этот знак, пройдет мимо, и не погибнут те, кто имеет этот знак на своем доме. Септуагинта в том же отрывке использует греческое слово shmei,w — сэмейо, которое имеет значение, что и xwa. Апостол Иоанн в своем Евангелии (2:11) говорит, что: «Так положил Иисус начало (shmei,wn) чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его». Апостол Павел говорит: «Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1Кор.5:7).

Мы видим, что Пасхальный Агнец – есть знак для Бога, и здесь звучит явное обетование милости. Бог видит знак и действует в соответствии со Своим установлением, ангел смерти проходит мимо. И этот же знак Пасхального Агнца напоминает Израилю о милости Господней и они веруют, в благодать, которую Бог дал Своему народу. Это воспоминание и вера очень важны в контексте «воспоминания», о котором говорит Господь на тайной Вечере (Мф.26:26-28). Для протестантов «воспоминание» является неким духовным размышлением или памятью о Христе, в какой-то мере это так, но главный акцент в Пасхе находится на знаке — shmei,w. Взгляд и память Бога находятся на этом знаке, так же и память и взор Израиля находятся на этом знаке. Так что Бог вспоминает нас, а мы Его, такое круговое движение. Кроме того следует обратить внимание, что впервые в Исходе 12:6,16, Господь называет Своей народ «Церковью» — собранием – lh;q. – кохаль. Бог собирает Свой народ – Церковь для единой цели поедания Пасхального Агнца. В этом проявляется единство церкви и единство веры. И это очень важно для понимания Причастия.

Затем, Исход 16-17; главы. Здесь Господь дает пищу небесную, которой и питает Свой народ. Манна небесная, конечно же не сообщала благодати прощения грехов и жизни вечной, которую передает вкушающим Хлеб Евхаристии, но тем ни менее, манна является хлебом данным с Небес, она подкрепляла немощь людей и они не имели недостатка в этой пище. В 17 главе народ просит пить, и вода для насыщения истекает из пробитого камня, камнем же был Христос (1Кор.10:4). Из пробитого копьем Тела Христа истекает вода (Иоан.19:34), которая становится источником жизни вечной и воды живой.

В контексте книги Исход 16гл. шестая глава Евангелия от Иоанна трижды показывает Христа как подателя пищи, Он насыщает пятью хлебами и двумя рыбами более пяти тысяч человек. Христос берет хлеб и возносит благодарение – eucaristh,saj (еухаристесас), точно так же Он делает это и на Вечере, берет хлеб, возносит eucaristh,saj Богу и раздает Своим ученикам. Бог говорит, и происходит то, что Он говорит. Затем Господь говорит о манне небесной, которая была Божьим даром, однако не спасала людей. И на конец, Тело и Кровь Христа – это пища Небесная, которую Господь предлагает для ядения и пития. Эта Хлеб даруется и распределяется, верующим во Христа как необходимая пища для постоянного употребления к достижению жизни вечной. Итак, мы видим вместообраз манны небесной, который предвосхищал пищу вышнюю сходящую с Небес, Тело и Кровь Христа.

В книге Ливит, Господь устанавливает жертвы мирные для приношения за грех. Было три мирных жертвы, жертва благодарственная или мирная, обет и добровольная жертва. Все эти жертвы имели вертикальное направление, т.е. Бог установил жертвоприношение для народа поклоняющегося Ему. Все эти жертвы нужно было приносит во всесожжение Богу, они делились на части, часть для всесожжения и часть священникам. Моисей называет мирную жертву sysl;v — шламим, можно переводить как жертва общения или примирения. Эта жертва приносила не только мир с Богом, но и среди священников и народа. Левит 17:11 «Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь сия душу очищает». Апостол Павел в Евр.9:22 видит явное указание жертвенной крови на Кровь жертвы, которую принес Сам Христос. Кровь жертв была предназначена не только для очищения души от греха, но и для объединения всего народа. Это очень важно для понимания Евхаристического единства церкви. В литургии в той её части, где празднуется Евхаристия, священник произносит слова «Вот Агнец Божий, взявший на Себя грехи мира. Блаженны званные на вечерю Агнца». Приглашение к вкушению Евхаристической жертвы Христа объединяет всех причастников в единую Церковь.

Затем можно сказать про Ис 25:6–8. В этих стихах Господь обещает приготовить трапезу на горе, из тучных яств для всех народов, и обещает поглотить смерть навеки. Как же понять эту трапезу из тучных яств на горе. Это, конечно, распятие Христово, Его воскресение. Но это также таинство Алтаря. И здесь в Ветхом Завете мы видим, связь между причастием и эсхатоном, между причастием и воскресением, между причастием и конечной победой над смертью. Конечно, ничего этого нельзя понимать в отрыве от Христа.

Затем, насыщение 4000 – это записано только у Мф.15 и Мк.8. И то же самое относится к насыщению 4000 как и к насыщению 5000.

Мф.22 и Лк.14 – притча Иисуса о брачной трапезе, где царь приготовил брачную трапезу для своего сына, и посылает гонцов оповестить народ. Откуда мы знаем, что это не просто брачная трапеза? Потому что Царь приглашая людей на трапезу, раздает им пищу, все приглашенные одеты в брачные одежды св.Крещения. Баптисты скажут – ну это вообще не о спасении. Но я думаю, что важно, здесь говорится про трапезу, про ядение и питие, это также эсхатологическая трапеза. Я думаю, это важно принять во внимание при преподавании Причастия.

Лк 24:13–35. Здесь, Иисус встречает двух учеников идущих по дороге в Эммаус. В начале разговора, Он раскрывает им Писание, которое говорит о Нем, а затем ест с ними. Хотя, строго говоря, Он – гость, но он знакомит их с христологией Писания. Он благословляет, преломляет, и вот, глаза их открыты.

Ещё один отрывок – Деян 27:33–38. Это рассказ о буре и кораблекрушение, когда Павел отправляется в Рим. И во время этой бури никто ничего не ел, потому что все боялись, что умрут. Но Павел берёт хлеб, благословляет его и даёт людям на корабле. А перед этим некоторые воины собираются спастись на шлюпке, но Павел говорит капитану корабля – если не останетесь все на корабле, то не спасётесь. Кое-кто пытался усмотреть в этом евхаристию, потому что говорится теми же словами, что и про евхаристию. Я видел в одной книге подобное. Ничего, на самом деле, здесь не указывает на то, что это евхаристия. С другой стороны, Лука пишет о Церкви, как о корабле – и необходимости пребывания на корабле, чтобы спастись, на этом корабле происходит распределение хлеба как это происходящей с евхаристией в Церкви. Но это не церковь и не евхаристия. Когда Лука говорит, что Павел взял хлеб, благословил, преломил и преподал – это обычные действия на иудейской трапезе – чем занимался отец семейства. Хотя мы можем видеть изображение евхаристии и воспользоваться им для примеров – нет совершенно ничего в тексте, что говорило бы, что это действительно евхаристия.

Теперь мы переходим к словам Христа об установлении Таинства Святого Причастия. Катехизис поучает, что: «Евангелисты Матфей, Марк и Лука, а так же апостол Павел пишут так», и далее описывается событие тайной вечери, где Господь подал Хлеб и Вино Евхаристии Своим ученикам со словами «сие есть тело Моё, за вас ломимое… сие есть кровь Моя нового завета, за вас изливаемая во оставление грехов». Но только один евангелист Матфей пишет про то, что чаша Крови Христовой дается «во оставление грехов». Почему же Лютер объединяет всех четырех апостолов вместе, потому что описание слов установления не противоречат друг другу, а дополняют, создавая одну общую картину истинного присутствия Христа в Хлебе и Вине Евхаристии. Это и отображено в Аугсбургском Исповедании которое говорит: «О причастии Господнем поучается так, что подлинное Христово Тело и подлинная Кровь Христова под видами38 хлеба и вина в причастии истинно присутствуют и в нём преподаются и воспринимаются. Также и по сей причине отвергается противоучение 39».

Вопрос о истинном присутствии Христа в хлебе и вине Евхаристии явился главным вопросом в споре с различными ересями анабаптиского, цвинглианского и кальвинского толка. История такова, что в разные времена странствования церкви, во всей вселенской церкви возникали ереси, которые отрицали истинное присутствие Христа в Евхаристии. И во времена реформации этот вопрос встал во главу угла в Марбургском споре Лютера и Цвингли о истинном присутствии Христа в хлебе и вине Евхаристии. Цвингли и впоследствии его ученик и последователь Кальвин учили, что Христос по Своей человеческой природе не может находится в хлеб и вине причастия, так как Его место существования определено (небеса), то Он (по мнению сакраментариев) одновременно не может находится на небесах и на небе. Поэтому, хлеб и вино Причастия можно принимать лишь духовно, а в момент причастия как бы духовно возносится на небеса и там соединяться со Христом. Такое воззрение противно первому и второму догмату веры. Сакраментарии превозносят свой разум выше всемогущества Божьего, в их утверждениях присутствует пренебрежение тем, что Бог Творец, что для Него нет ничего невозможного. Бог говорит «да будет свет» и происходит то, что Он говорит. Отвержение учения о истинном присутствии Христа в Хлебе Причастия, равно отвержению того, что Бог сотворил весь этот мир Своим Словом, поэтому Лютер не мог согласится с Цвингли и Кальвином о том, что Христос лишь духовно присутствует в хлебе Евхаристии. Господь явно говорит «сие есть Тело Мое… сие есть Кровь Моя».

Во всех случаях Евхаристии описываемых апостолами используется причастие настоящего времени, которое передает значение того, что происходит именно сейчас в настоящее время. Причастие настоящего времени, абсолютный генетив – и в то время, Как они ели – во время пасхальной трапезы – т.к. это была пасхальная трапеза, Иисус взял хлеб, и благословив, подал ученикам и сказал. Здесь несколько аористных причастий – сперва взял, благословил, преломил, затем подал и сказал. Это всё относится к действиям перед главным глаголом. Он говорит «примите, ядите» — два глагола повелительного наклонения – сие есть тело Моё. Удивительно, что здесь глагол – Есть evstin «естин» явно выражен. В греческом предложении этот глагол не требуется. Мог бы сказать «туто то сома му» — без глагола «ейми». Но глагол удаляет все сомнения, что одно (хлеб) есть другое (Тело). Кое-кто считает, что Иисус, на самом деле, говорил по-арамейски. По-арамейски нет глагола «быть», и поэтому они говорят, что нельзя считать, что Христос имел в виду «есть». Во-первых, нам неизвестно, говорил ли Иисус на Пасхальной вечере по-гречески, по-арамейски или по-еврейски. Единственное, что у нас есть – это греческий текст, это боговдохновенный текст, и он совпадает во всех четырёх повествованиях о Причастии. Глагол «ейми», ярко выражен и нет вопросов, что слова эти нужно понимать, как они гласят.

Эта небольшая грамматическая справка позволяет нам быть убежденными в том, что хлеб и вино Евхаристии, есть ни что иное как истинное Тело и Кровь Христа, которые именно в этот момент предаются во оставление грехов. Карлштадт отрицал буквальное понимание этих слов Христа, он утверждал, что слова Христа нужно понимать как то, что указывает на Тело и Кровь Христа. В его представлении Христос взял хлеб и указав на Себя сказал «сие есть тело Мое», но как же тогда быть с Кровью, на что в таком случае указал Христос?

Далее, сакраментарии стали опираться на слова «сие творите в мое воспоминание». Ага! Если воспоминание, значит, никакого истинного присутствия и не может быть, воспоминание может быть только тогда, когда предмет или личность отсутствуют. Эти слова можно понять двояко, т.е. притяжательное местоимение с существительным «моё» воспоминание — может означать «ваше воспоминание Меня». Но может также означать «Моё воспоминание вас». Сюда включаются оба значения. Во многих установлениях Ветхого Завета, особенно начиная с Пасхи, было воспоминание «захар и закерон», которое совершал Сам Бог, и Его установление действие воспоминания, когда Он воспоминает, тогда прощает и являет милость. Это также воспоминание Израиля и воспоминание веры. Это не человеческое воспоминание, «А! Я чуть было не забыл! И тут вспомнил», но это воспоминание веры. Когда это говорится, имеется в виду и то, и другое — через это Таинство Я вспомню вас, прощаю вам ваши грехи, но также, через это Таинство вы вспомните Меня, вы услышите мои слова и вспомните Моё обетование. И мои слова возбудят вас к вере, и когда вы примете Таинство, ваша вера будет укреплена. Так что не надо выбирать одного из двух значений, оба значения должны быть воспринимаемы как одно целое, Бог вспоминает нас, а мы Его, и это и это есть Евхаристическое единство с Ним.

Теперь необходимо обратить внимание еще на один важный момент, связанный со словами установления, это ядение и питие. В Ин.6:33-56 Иисус говорит о хлебе жизни, вкушение которого жизненно важно для Его последователей. Здесь Иисус Христос связывает вечную жизнь и воскресенье мертвых не только с верой, но и с ядением и питием. Мы принимаем Тело и Кровь Христа устами, а не посредством некоего душевного соединения человека с Богом. Он установил ядение и питие не как внешний символ, но как пищу, которая должна соприкоснуться с нашим языком и гортанью. В православном богословии есть такой термин «обоженьие», то есть Бог нас делает подобными Себе, покрывая нас праведностью в воде Крещения, и изнутри приобщает нас Телу к Крови Нового Завет. Бог с наружи и внутри нас. Можно с полной уверенностью говорить, что мы не читаем Новый Завет, мы его вкушаем. К обетованию Ветхого Завета было присовокуплено обрезание, так что Авраам и все его потомки знали, что Бог не оставит и не покинет их и будет их Богом. Так и Кровь Нового завета ИЗЛИВАЕТСЯ – т.е. не прекращает своего действия, это поток жизни. Апостол Павел в 1Кор.10:16 говорит, что чаша благословения в Таинстве является приобщением к Крови Христовой, а Хлеб Таинства приобщение к Телу Христа. Через хлеб и вино Христос приходит к нам Своими Телом и Кровью, тогда Его Слово применяет своею прощающую и возрождающую силу по отношению к нам. Вот почему Таинства называю «видимым Словом благодати», потому что в Таинствах невидимая сила Слова Божьего облечена в видимые внешние элементы.

Мы посредственны, нам необходимы средства для существования, мы не можем обойтись без денег, имущества, транспорта, мы нуждаемся в материальных вещах. Бог непосредственен, Ему не нужно передвигаться, Он полностью самодостаточен, но мы не такие, поэтому Сам Бог стал для нас СРЕДСТВОМ спасения (Рим.5:11;Кол.1:20). Ни наш разум, ни научные исследования никогда не проникнут в эту тайну любви Божьей. Только лишь верой, или точнее сказать глазами веры мы можем видеть Слово Благодати и Самого Христа в Таинстве Святого Причастия. Святые отцы церкви усматривали в младенце Христе, лежащем в яслях для кормления скота, указание на то, что Христос явился той небесной пищей, которая предназначена Богом для нашего спасения. Вкушая Тело и Кровь Христа, мы прекращаем свое существование как грешники. Св.Причастие убивает в нас грешного Адама, мы погребаемся со Христом в могилу, и с Ним же совоскресаем для жизни вечной.

Но что же происходит, если человек не верит в истинное присутствие Христа в хлебе и вине Евхаристии. Апостол Павел предоставляет учение о неверных или недостойных. В своем послании к Кор.11гл. он говорит: «Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем».

Мартин Лютер в Катехизисе дает краткое пояснение о недостойном причастнике: «истинно достоин и подготовлен тот, кто верует в эти слова: «за вас преданное и излитое ради прощения грехов». А кто не верит этим словам или сомневается в них, тот не достоин и не подготовлен, ибо слова «за вас» требуют вполне верующих сердец». Лютеранская церковь определяет, что истинное присутствие Христа в Таинствах, не зависит от веры человек, но от Слова Господнего. Даже если человек неверующий или лицемер, приходит к Алтарю, он вкушает истинное Тело и Кровь Христа, с одной лишь разницей, что этом вкушении он не получит той благодати прощения грехов и жизни вечной, но за свое неверие получит осуждение. Мы называем такое принятие без веры, недостойным причастием. Апостол Павел в послании к Евр.10 гл. предостерегает таких «причастников» о том, что такое недостойное причастие грозит суровым наказанием от Бога: «сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет? Мы знаем Того, Кто сказал: у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь. И еще: Господь будет судить народ Свой. Страшно впасть в руки Бога живаго!».

Вера не создает присутствия Тела и Крови Христа в Таинстве, точно так же как голодный желудок не создает пищи на столе. Но Бог творит в нас веру (Ин.6:29) через проповедь Евангелия, благодаря этой евангельской вере мы можем получить все те блага, которые Бог приготовил ищущим Его. Причастие питает верующих и укрепляет их веру в то, что Бог Всемогущий Отец и Творец, через Сына Своего Иисуса Христа прибывающего в Хлебе-Теле и Вине-Крови Евхаристии объединяет их с Собой и со всеми верующими в смерть и воскресение Христа. Господь Иисус установил Вечерю лишь для того, чтобы вернуть Свое стадо под Свое крыло и покровительство, чтобы в этом Таинстве, все причастники приняли одну единую веру, и стали единым целым.

Общение (koinonia) верующих в Причастие.

В первом послании Коринфянам 10:16-17 апостол Павел говорит о koinonia (койнониа) – приобщении верующих к Телу и Крови Христа. Что означает это слово koinwni,a в контексте исповедания Лютеранской Церкви?! Это может значить единство хлеба с телом Христовым, т.е. этот хлеб участвует, или имеет общение с телом Христа. Что Формула Согласия называет, сакраментальным, или таинственным единством. Но также это может значить, что когда мы принимаем этот хлеб и эту чашу, мы приобщаемся телу и крови Христа — т.е. это участие в теле и крови Христа. Можно сказать, что мы соединяемся с Его телом и кровью, и становимся единым целым и Ним и друг другом.

Это и горизонтальное и вертикальное направление, где хлеб и тело Христа соединены нераздельно, и есть горизонтальное направление — те из нас, кто принимают это, соединены в теле и крови Христа друг с другом. Такое единство верующих мы называем «Алтарным единством». Об этом говорит Павел в следующем стихе. Он говорит «ибо мы один хлеб — одно тело, ибо мы все причащаемся от одного хлеба». Павел здесь также продолжает говорить о хлебе, и по этой причине мы не преподаём пресуществиления, хотя пресуществление в лютеранских глазах не есть великое зло римского учения о мессе. В ША Лютер просто говорит, что это — философская софистика, но гораздо лучше согласуется с Писанием сказать, что тело и кровь пребывают. В любом случае, этот текст говорит нам о двойном единстве, заключенном в самом Таинстве, а именно о единстве верующих путём причащения и единения с Богом посредством того же причащения.

Таким образом, Христом установлено общение верующих друг с другом и Богом. Общение Тела и хлеба, Крови и вина, и наше общение друг с другом. Поэтому мы не можем пригласить к Алтарю всех, кто нам нравится, не в зависимости от их вероисповедания и взглядов на истинное присутствие Тела и Крови Христа в хлебе и вине Евхаристии. К Алтарю допускаются только те, кто истинно верует в присутствие Христа в Хлебе и Вине Евхаристии.

Тело и кровь Христа даёт единство, но это не производит волшебным образом единства там, где его не существует. Люди иных (инославных) исповеданий просто не должны причащаться вместе по разным причинам. Одна из этих причин, и на мой взгляд главная, это отрицание истинного присутствия Христа в Евхаристической трапезе — это оскорбительно для Господа, и всей Церкви.

Для постпротестантов, это утверждение звучит странно, потому что они говорят, что такое закрытое Причастие есть оскорбление для Господа, что мы не причащаемся с ними вместе. Нет, для Господа оскорбительно, что мы терпим всевозможные лжеучения, которые отрицают Всемогущество Божье. В истории древней церкви с ранних времен было утверждена практика «закрытого» Причастия, потому что Церковь относилась к Причастию как к тайне веры и средству благодати. Церковь стремилась избегать, причастия с теми, кто не исповедует воплощения Слова Божьего, или как то извращает учение о том, что Слово стало Плотью. Практика «закрытого» причастия имеет значение единства веры, к Алтарю могут преступать только члены одной конкретной общины и те, кто разделяет с ними исповедание веры истинного присутствия Христа в Хлебе Евхаристии.

Причастие объединяет людей Божьих, поэтому они совершают Евхаристическую трапезу вместе, как община. Хотя бывают случаи, когда Причастие преподается отдельно больным и находящимся при смерти людям, но вместе с тем церковь никогда не считала правильным отправление Таинства отдельным группам и отдельным людям внутри общины. Тем более к Алтарю не могут допускаться те, кто не исповедует воплощение Иисуса Христа, как говорит о том апостол Иоанн в первом своем послании 4:1-4. Евхаристия – это Таинство Церкви, Святыня, которую Христос препоручил Своей Церкви, для того чтобы единство веры выражалось в едином исповедании и единой для всех Трапезе Небесной. Апология Аугсбургского Исповедания, артикул X «О святом Причастии» цитирую святого Кирилла, гласит: «Все мы составляем одно тело во Христе; хотя нас много, однако все мы – одно в Нём; ибо все мы от одного хлеба причащаемся. Ты что же, полагаешь, будто не ведома сила Божьего благословения в причастии? Ибо оно, когда совершается, делает так, что через вкушение Христовой Крови и Христова Тела Христос обитает в нас и телесно тоже. И далее: «Посему следует запомнить, что Христос присутствует в нас не только посредством единения духовного, через любовь, но также и посредством общности природной». И речь у нас здесь – о присутствии живого Тела; ибо знаем, что Павел говорит (Рим.6,9), смерть уже не имеет над Ним власти».

Итак, Священное Писание и учение церкви утверждают, что в Святом Причастии происходит koinwni,a верующих в истинное присутствие Христа в Хлебе-Теле и Вине-Крови Евхаристии. Он личностно по плоти Своей через ядение и питие приобщает верующих к Небесным дарам благодати прощения грехов и жизни вечной. Апостол Павле однозначно учит (2Кор.6:14-18), что не может быть koinwni,a с неверными, то есть с теми, кто противится Христу пришедшему во плоти для искупления многих Матф.20:28, так как Церковь есть Тело Христово (Кол.1:24). То есть Св.Писание исповедует воплощенческий взгляд на Причастие, без которого невозможно личностное общение с Богом.

Причащение младенцев.

Павел говорит, что верующие, приходя к Причастию должны испытывать себя (1Кор.11:28). Это испытание говорит Павел, включает признание того, что Бог дарует нам в Таинстве. Те, кто не различают Тела Господня, принимают осуждение себе. Хотя некоторые и полагают, что младенцев следует Причащать, в виду того, что они уже через Св.Крещение являются членами Церкви, а значит им принадлежат все милости и обетования Божьи. Все же разумение важности Св.Причастия необходимо, потому, что осуждение выпадает на долю тех, кто легкомысленно или безразлично принимает Его Слово. По причине заповеди Павла испытывать себя, Лютеранская церковь предлагает Причастие лишь тем, кто способен себя испытывать. Восточная церковь (православная) причащает младенцев сразу же после их Крещения. Библия не дает повода для такой практики.

Крещение и Причастие нельзя уравнивать, даже если Церковь включила их в разряд Таинств. Способность «испытывать себя» при подготовке к Причастию заключается не более и не менее, чем в понимании того, Кем является Бог, когда приходит к нам через Причастие, и кем являемся мы, когда принимаем его. Мы признаем, что наша недостойность влечет нас к дарующему жизнь Телу и Крови Христа. Приходящие к Причастию верующие жаждут не только прощения грехов, но и силы для исполнения воли Божьей в повседневной жизни. Дух покаяния призывает нас к тому, чтобы придти и получить жизнь и воскресение для истинно христианской жизни. Младенец, доколи не разумеет и не отличает добра от зла, не может определенное время до такого понимания исследовать себя.

Власть колючей и Исповедь.

«Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, [так] и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся». (Иоан.20:21-24)

В своей дьяконичской практике служения в церкви, я заметил, что пренебрежение Таинством исповеди среди христиан Аугсбургского Исповедания стоит на первом месте. Большинство прихожан считают, что частная исповедь не столь уж необходима, ведь можно и дома помолиться и в тишине исповедоваться. Я проводил многие часы в одиночестве, ожидая прихожан на исповедь. Мои увещевания и призывы к исповеди практически не были воспринимаемы, иногда мне казалось, что меня просто не слушают и игнорируют все то, что я говорю. И тогда я стал посещать прихожан на дому и разговаривать с ними наедине, и только в таком общение мне удалось выяснить причину, по которой прихожане пренебрегают Таинством Исповеди.

Таких причин оказалось несколько.

Первая причина, священника не считают за поставленного Богом и Церковью священника, который может от имени Христа отпускать грехи. Вторая причина, общая исповедь, по мнению многих ни чем не отличается от практики частной исповеди. Третья причина, многие считают, что имеют личностное общение с Богом, так что могут напрямую без посредника решать со Христом все свои дела, поэтому исповедь в их понимании, это личностное покаяние пред Господом без участия посредника (священника). И четвертая причина, многие прихожане не считают, что согрешили какими-то ужасными грехами, которые необходимо исповедовать.

У всех этих причин корень один, это человеческий эгоизм или точнее сказать – первородный грех, который заставляет человека думать о собственных способностях, как о некой духовной силе, которая помогает человеку верить в Бога и следовать за Ним.

Мы кратко рассмотрим доктрину о первородном грехе, которая поможет вам убедиться в ошибочности подобных взглядов.

Итак, «первородный грех» как мы это уже рассматривали в разделе о «крещении младенцев», принадлежит всем людям рожденным естественным образом. Да первородный грех уничтожается через Святое Крещение, но как говорит доктор Мартин Лютер, наш греховный Адам, внутренний человек очень хороший пловец, поэтому он всегда стремиться вырваться наружу, дабы причинить христианину наибольшее зло, заставить человека впасть в смертный грех. Поэтому он (наш греховный Адам) через каждодневное сокрушение и покаяние должен быть потоплен и умерщвлён!

Наш Катехизис в третьей главе «Молитва Господня», рассматривая шестое прошение, говорит, что у дьявола есть два очень хороших помощника – это МИР и СОБСТВЕННАЯ НАША ПЛОТЬ. Они сотрудничают с дьяволом для того, чтобы обманом вовлечь нас в ересь, отчаяние и прочие великие позоры и пороки. В Большом Катехизисе Лютер дает очень хорошее пояснение: «Мы уже достаточно слышали, каких хлопот и трудов стоит сохранить всё, что просишь, и сего держаться неизменно, и что без шатаний и спотыканий тут всё же не обходится. К тому же, хотя мы и получили прощение и чистую совесть и оправданы совершенно, всё-таки жизнь так устроена, что сегодня стоишь а завтра упадешь. Посему должны мы снова молиться, хотя мы теперь и праведны и с чистой совестью пред Богом предстаём, чтобы Он не дал нам упасть снова и поддаться соблазну или искушению». Дьявол, мир и плоть подсовывают христианину соблазны и искушения, для того, чтобы христианин думал о себе высокомерно, был ленив, обжорлив, корыстолюбив, лжив, пьянствовал и мошенничал, обманывал ближнего и не нуждался в милости и благодати Господней. Все эти спотыкания и падения присущи христианину, так как он находится под непрестанным обстрелом стрел лукавого (Еф.6:16) и дьявольских козней лжи и обмана. И ни у кого из вас не должно складываться высокомерное мнение о себе, что я на этой недели никого не убил, не украл, не прелюбодейничал, а значит, прожил эту неделю угодно Богу. Заповеди Господни не начинаются с заповеди «Не кради», они начинаются с заповеди «Я – Господь, Бог твой. Да не будет у тебя других богов, кроме меня», это значит, что нарушение любой из заповедей есть нарушение первой заповеди. Когда вы подчиняетесь под ярмо искушения и греха, даже на уровне помысла, вы создаете себе другого бога, идола, который разжигает в плоти похотливые желания и противные заповедям вожделения.

Об этом говорит апостол Павел в Рим.7 главе: «Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое». И далее: «Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим. Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха».

Апостол Павел благодарит Господа Иисуса Христа, за то, что Он избавляет сокрушенную грехом душу человеческую от греха и беззакония. Вы можете сказать: «- Да! Мы уже поняли, что Господь через установленные Им Таинства, посылает нам благодать прощения грехов, через видимые земные элементы воду, хлеб и вино, а где же в исповеди такой элемент»? Такой элемент есть, это «Слово Божье или Евангелие Господне», которое Спаситель вложил в уста Своих апостолов: «Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня» (Лук.10:16), «как послал Меня Отец, [так] и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин.20:21-23).

Господь установил служение проповеди Еванегиля и отпущения грехов, и как говорит наш Катехизис Он «даровал эту духовную власть Своей Церкви на земле: прощать грехи кающимся, а нераскаявшихся привязывать к их грехам, пока они не покаятся».

С одной стороны, эта власть дана церкви Христовой на земле, но как показывает даже поверхностное чтение Св.Писания и Катехизиса, эту власть осуществляют призванные служители Христовы, т.е. священнослужители. Этот догмат веры противостоит опять — таки утверждениям сакраментариев, которые говорят, что недолжно существовать особой касты священников, так как все в церкви священники и поэтому всем могут отпускать грехи и связывать их. Эти два ложных утверждения основываются на неверном толковании 1Пет.2:9. Здесь говорится, что во Христе Иисусе приняли усыновление и допущены Им в Святое Святых, т.е. раньше только первосвященник мог единожды в год входить в Святое Святых для жертвоприношения, но через Христа все Крещеные и очищенные Словом и излиянием Духа Святого получили благодать приступать ко Христу всегда. Устанавливая всеобщее священство верующих, Господь не отменил Своего призвания отдельных людей на дело проповеди Евангелия, это подтверждается Его призванием апостолов. В Ин.20 Господь возложил на них ответственность блюсти церковь в чистоте учения по средством проповеди Евангелия отпущения грехов и закона, т.е. наказания за отвержение Евангелия. А кто такие апостолы? Они одновременно являются основанием церкви и её служителями, так что мы не можем оторвать священнослужение от церкви. Тем более что призвание отдельных людей на дело служения не является просто человеческим решением, но это призвание от Духа Святого, Который через рукоположение подается избранному на дело служения (Деян.13:1-3;20:28; 2Тим.1:6).

Далее распечатан курс профессора Алана Людвига «Воскресных занятий по Катехизису».

«О власти ключей. Христос говорит: Что это за особая духовная власть — прощать грехи? Откуда она берётся? Ин 20 — сказано, что Иисус дунул на учеников и сказал — примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся, на ком оставите — на том останутся.

Здесь сказано, кому ВЫ простите, тому простятся. Кому Христос сказал это? Всем ли христианам? Нет, но только апостолам.

Также Мф 17-18 — когда Христос исцелил человека, простив ему грехи, фарисеи очень удивились тому, что Бог дал такую власть на земле человекам — прощать грехи. В наше время тоже бывают такие фарисеи, Которые говорят: «кто может прощать грехи кроме самого Бога»? И Ин 20 отвечает на этот вопрос — Христос дал эту власть Своей Церкви на Земле.

Потому что Христос говорит «Я даю вам эту власть». Всем следует понимать, что у служащего столько власти, сколько хозяин дал ему. Помните Иосифа в царстве Фараона? У него была, в сущности, вся власть с церкви, потому что царь дал ему эту власть. Вот таким образом действует власть ключей. Как вы видите, есть два ключа. В церковном искусстве эти ключи изображаются скрещёнными. Кстати, почему мы говорим про ключи? Ведь в этом же тексте ничего не сказано о ключах? Есть ключ, который открывает; есть и другой ключ, который запирает небесные врата, который запирает грехи. Так что понятно, что Ин 20 говорит о том же, что и 16-я и 18-я главы Евангелия от Матфея. Иногда можно услышать от пятидесятников о связывающем ключе и об оставляющем ключе. Но для них это никак не связано с прощением грехов. Для них речь идёт о связывании власти сатаны в моей жизни — связывании болезней, связывании неудач. Для них христианин должен иметь много веры. Отпускающий ключ — распускает всё на небесах — т.е. богатство, дорогие машины, дорогие дома, и, вообще, счастье. Но контекст здесь просто неверен, потому что в контексте идёт речь о небесных благах, а не о земных. Это просто либо прощение грехов, либо связывание их.

Как же это действует?

Посмотрим на следующий вопрос — «во что ты веруешь при этих словах»?

Здесь говорится многое об обязанности священнослужения. Всё очень просто. У призванных служителей Христа есть власть прощать грехи. Кому? Кающимся в грехах. Но разве служитель может видеть, что на сердце у человека? Он принимает исповедь грехов, объявление, что человек кается, если только его жизнь не противоречит этому заявлению, или какие-то другие его слова не противоречат этому заявлению. Например, если человек говорит «мне жаль, что я убил этого человека, но если меня отпустят, я убью ещё того и того» — то это не слова раскаявшегося грешника. Но обычно служитель прощает грехи на основании слов покаянной исповеди.

Когда следует связывать грехи, или точнее привязывать грешника к этим грехам?

Когда человек явно грешит и не хочет раскаиваться в своём грехе. В Мф 18 Господь даёт ясные указания, как поступать с согрешающими против нас. И сказанное относится не только к священникам, но и ко всей церкви. Если брат твой согрешает, нужно пойти к этому брату и поговорить с ним наедине. Если послушает вас — приобрели вы себе брата. И в этом действенное распоряжение ключами связано с препятствиями. Потому что если человек грешит, или кажется, что он грешит, никто не идёт к человеку, а идут к его товарищам: «знаешь, что он сделал?»… И всей церкви это становится известным. Вскоре этот человек начинает слышать о себе сплетни, хотя он, на самом деле, ничего такого не делал. Это ужасно. Это связано с нарушением 8-й заповеди. 8-я заповедь связана с процессом нарушения церковной дисциплины. Если вам кто-нибудь что-нибудь скажет о человеке, пошлите его поговорить с этим человеком. Так что если вы услышите сплетню, и больше никто не поступает так, как следует, то нужно пойти к этому человеку и сказать — так ли? И если окажется, что это неправда, то можно смело всем говорить: «перестаньте так говорить об этом человеке, потому что это неправда». Это одна из самых больших опасностей в церкви. Церковь никогда так не страдала от гонений, как от языков без костей. Так что первым делом нужно пойти к брату. Если послушает, то приобрели вы себе брата. Если, в самом деле, согрешил и покается, то дальше идти не следует. Но если не послушает, тогда вам нужно взять с собою одного — двух других, потому что согласно закону Моисееву, уста двух свидетелей устанавливают всякое слово. В таком случае хорошо взять с собою одного из священников или диаконов — лучше даже не одного, а нескольких. Если это произведёт покаяние, тогда дело на этом закончится. Но если этот человек не послушает и священников, тогда, в конце концов, это из личного дела делается делом церковным. Господь говорит — если не послушает церкви, да будет как язычник и мытарь. Другими словами, следует его отлучить. Следует считать его не в церковном общении. Апостол Павел говорит об этом и заявляет, что такого человека следует предать сатане для измождения плоти.

Почему? Потому ли, что мы ненавидим этого человека, раз он такой отъявленный грешник? Павел говорит — для того, чтобы дух его спасся в день Господень. Если следует отлучить нераскаявшегося грешника, это не значит, что нет надежды. Его отлучают как раз с надеждой на то, что в этот раз он покается. Когда человек отлучён от общения церкви, от отлучён от благ и защиты церкви, и с ним начинают происходить иные случаи. И это предназначено для того, чтобы привести его к покаянию. Но есть ещё вторая причина, почему нераскаявшихся грешников нужно отлучать от церкви. Об этом также говорит Апостол Павел. Он говорит — немного закваски заставляет вскиснуть всю квашню. Т.е. этот нераскаявшийся грешник заразит остальных в церкви. Остальные начнут поступать так же, как он, или даже хуже. Так что важен и ключ, который связывает. Хотя мы надеемся, что им никогда не придётся воспользоваться, но бывают случаи, когда так и нужно поступить. Опять же, именно призванные служители Христа имеют власть пользоваться этим ключом.

А что, если отлучённый покается? Навсегда ли он отлучён от церкви? Конечно, нет. Его опять принимают в церковь. Часть истории ранней церкви — это спор о возможности восстановить в церкви отпадших. В конце концов, было сказано «да». Но часто были жёсткие наказания, которые длились многие годы. Таких людей не всегда тотчас же допускали к причастию, и им давали совершать довольно суровые дела покаяния. Но есть и случай, который мы видим в Новом Завете — в 1-м и во 2-м послании к Коринфянам, — там покаявшегося грешника тотчас же приняли в общение церкви. И так, наверное, лучше всего в большинстве случаев. Хотя иногда мудрость в том, чтобы не торопиться. Но нам нужно делать это так, чтобы человеку казалось необходимым заслужить право исповедовать. Но и тут не следует слишком затягивать. Ведь, как говорит Катехизис, власть ключей дана, в особенности, для прощения грехов. Связывающий ключ употребляется, когда всё остальное уже не действует.

Обычное употребление ключей — чтобы отпирать небо для кающихся грешников. В каком-то смысле проповедь Евангелия и преподавание таинств — это употребление ключей. Но особое употребление — произносить слова отпущения грехов после исповеди. Это весьма важно, потому что когда вы слышите, как посвящённый служитель говорит «прощаю вам все ваши грехи», на самом деле, чьё это слово? Христа. Это голос Христа к вам. Сказано в Катехизисе: «как если бы Сам Христос совершал это». Так что это — голос Христов к вам. Более того, это предвкушение последнего дня. Более того, когда вы слышите эти слова — прощаю вам все ваши грехи — это предвкушение того, что вы услышите в последний день. Слова «прощаю тебе все твои грехи» соответствуют словам в последний день «придите благословенные Отца Моего, войдите в царство, уготованное вам прежде создания мира». Мы будем больше ценить прощение грехов, если мы поймём, что это прощение неразрывно связано с судным днём.

По моему опыту многие люди, на самом деле, думают, что сейчас они прощены, но в судный день произойдёт что-то иное, что будет какое-то последнее испытание. И, в некотором смысле, так и будет — наши дела будут судимы. Но если наши грехи прощены, наши злые дела не будут даже вспомянуты в судный день, и мы примем почести, хвалу и награду за всё то, что совершил в нас Христос. Так что если вы слышите эти слова в частной исповеди или на литургии — «я прощаю вам все ваши грехи во имя Отца и Сына и Святого Духа», то это как когда вы стоите перед самим Христом — когда предстанете пред Ним в последний день.

Каково основание этого прощения? Слова Христа. Неужели Бог сегодня в добром расположении духа? Мы всегда связываем наше прощение со Христом. Все богатства прощения — в Нём. Он добыл все эти страдания для нас Своим страданием и смертью на кресте, а Своим воскресением Он запечатал их и удостоверил эти богатства для нас. Так что уверенность в прощении заключена в законченном деле Христа. Так что когда Христос говорит «прощаю вам все ваши грехи», это не только слова – это действие очищения (Ин.15:3).

Дальше Катехизис спрашивает про исповедь — что такое исповедь?

Лютер говорит о прощении на земле и на небесах — что свяжете на земле, будет связано на небесах, что отпустите на земле, будет отпущено на небесах. Кстати, в популярной мифологии, когда люди умирают, они предстают перед вратами на небо, перед ними сидит Пётр с ключами. Но Христос не давал Петру ключей от небес; Он дал Петру ключи небес на земле. Пётр употребляет эти ключи во время земного служения, как другие апостолы, а теперь и их преемники священнослужители. Так что эти ключи употребляются на земле. Я упоминаю об этом, потому что, мне кажется, есть опасность в этой мифологии. Кажется, что каким-то образом придётся убеждать Петра впустить нас на небо, что есть такая последняя преграда. Но Христос сказал, как написано в Катехизисе, что когда этот ключ поворачивается на земле, он открывает на небесах — как пульт управления, если вам угодно. Так что прощение грехов здесь — это жизнь и спасение там.

Сказано, что есть две стороны исповеди.

Первая — что мы признаёмся в своих грехах. Вторая – что мы исповедуем наши грехи. В чём смысл исповеди? Некоторые люди думают, что в том, чтобы доказательно показать, как мы раскаиваемся. Чем дольше мы исповедуемся, чем сильнее мы плачем и извиваемся в прахе, тем убедительнее мы скажем Богу, что мы достойны прощения. Рассказывают про одного судью, который собирался осудить преступника, а мать преступника сказала: Господин Судья, помилуйте моего Сына. Он сказал — он не заслуживает моей милости. Мать сказала — если бы он заслуживал — тогда уже нет милости. Если мы заслуживаем прощения, то это уже не прощение. Так что исповедь служит только тому, что мы исповедуемся в грехах для прощения. Действительно, хорошо сожалеть о грехах. Неплохо плакать над грехами; неплохо бояться Божьего гнева и наказания. Но сила нашей исповеди не основывается на чувствах. В какие-то дни мы чувствуем большее раскаяние, чем в другие. Но если мы знаем по Божьему закону, что мы согрешили против Бога, и если мы знаем, что эти грехи, конечно, навлекают на нас гнев и наказание Божие, тогда мы исповедуем эти грехи, чтобы получить прощение — потому что цель исповеди — чтобы грехи были прощены. Чтобы мы приняли это прощение, как от Самого Бога, не сомневаясь, но твёрдо веря, что эти грехи прощены перед Богом на небесах. Вот такую власть Христос дал Своей церкви на земле.

А что, если мы исповедуем наши грехи, но не верим в произносимое нам прощение? И хотя Христово прощение не перестаёт быть прощением, если мы не принимаем его в вере, оно не будет нам полезным.

Утром на литургии, все читают хором исповедь грехов. И все слышат одни и те же слова — «прощаю вам все ваши грехи». Но, возможно, не все верят в то, что слышат. Кто не верит в эти слова, не могут эти слова изменить, чтобы они не давали прощения. Но это прощение не приносит пользы неверующим. Некоторые думают: «я исповедую мои грехи, и Бог обязан меня простить. Опять Бог меня подвёл! Дальше пойду, буду 6 дней жить весело и грешить, а в следующее воскресенье опять исповедую грехи… Бог обязан меня простить!» Но это не так! Потому что человек, который не кается, не может веровать в прощение, произносимое ему. Т.е. он может произносить всё то же самое, но если он не кается в своих грехах, то, что он сказал — он также не поверит и в прощение грехов, потому что такая вера — это дар от Бога. Как говорит Книга Согласия в другом месте, если грех обладает человеком так, что он делает, что ему угодно, то от этого человека уже отошли вера и Святой Дух. Так что мы не можем обмануть Бога, механически произнося слова исповеди. У нас просто не будет истинной веры в отпущение, произносимое нам — если нет истинного покаяния. Но главное здесь — не глубина или чувство покаяния, но чтобы мы верили в просторе веры в слова прощения.

Какие же грехи мы исповедуем? Катехизис говорит, «Богу нам следует признавать себя повинными во всех грехах, и в тех, которые мы не осознаем, так же как это делаем в молитве Господней. Но исповеднику нам необходимо исповедоваться лишь в тех грехах, которые мы осознаем и чувствуем в сердце своем».

Так что перед Богом мы исповедуемся вообще во всех грехах, и в общей исповеди, которую мы читаем утром в воскресенье, мы также исповедуем вообще все грехи. Мы исповедуем, что мы грешники, и что мы согрешили мыслью, словом и делом. В некоторых исповедях мы добавляем, что мы делаем, чего мы не делаем. Иногда мы говорим также «мы не возлюбили Тебя всем своим сердцем, и не возлюбили своего ближнего как самого себя», и это охватывает всё то, что мы есть по природе, т.е. что мы являемся наследниками греха наших прародителей. И это охватывает все действительные грехи, что мы совершили. В молитве «Отче наш» мы также охватываем все грехи — когда мы говорим «прости нам долги наши». Это общая исповедь всех грехов. Но когда мы исповедуемся призванным служителям Христа, тогда мы исповедуем те грехи, о которых мы знаем в нашей жизни. В особенности в том, что беспокоит нас и отягощает нашу совесть.

Катехизис спрашивает: что это за грехи? И отвечает: “Разберись в этом согласно десяти заповедям…”

Каков же образец нашей исповеди? Как нам измерить свой грех? Согласно десяти заповедям. И это — одна из причин, что мы не зовём всех так называемых христиан причащаться с нами, — потому что многие не могут даже назвать десять заповедей, и уж точно не знают, что это значит. Так что мы измеряем наши грехи согласно десяти заповедям; мы каемся по десяти заповедям, но это не просто формальное правило для нашей жизни. Эти заповеди, осуждающий перст Божий — они говорят нам, что мы согрешили, и что на нас — гнев Божий. Так что эти заповеди так же обличают нас в грехе. Катехизис говорит: «рассуди своё положение по десяти заповедям». И упоминает разные призвания в жизни, потому что мы грешим по-своему как родители, по-своему как дети, по-своему как хозяева, и по-своему как слуги. И в нашем призвании, в нашем образе жизни совершаются грехи, которые особенно беспокоят нас. Далее Катехизис приводит определённые примеры грехов против десяти заповедей. Это были очень практические примеры, по крайней мере, во дни Лютера, однако и в наше дни они тоже вполне применимы. У людей всё те же грехи. Конечно, нам не следует пользоваться этим исчерпывающе и говорить: «ах, я ничего такого не сделал, значит, можно не исповедоваться». Этот список — просто образец. Но вот таким определённым образом нам следует исповедоваться перед призванными служителями Христа».

Кратко о священнослужении.

Итак, вся Церковь участвует в священническом помазании Христа в Духе Святом. В Церкви «все верные созидают из себя священство святое и царственное, приносят духовные жертвы через Иисуса Христа и возвещают совершенства призвавшего их из тьмы в чудный Свой свет (1 Петр 2, 5,9). Во Христе все ее мистическое Тело полностью соединяется с Отцом через Духа Святого ради спасения всех людей.

Но Церковь не может исполнить эту миссию одна. Природа се деятельности требует общности с Христом, Главой Тела. Будучи нерушимо связанной с Господом, Церковь постоянно видит действие Его благодати, истины, водительства и поддержки, которые помогают ей быть для всех и каждого «знаком и, тем самым, путем к общению с Богом и единству со всеми людьми». Смысл своего существования служебное священство обретает в свете этой движущей силы, жизнетворного союза Церкви с Христом. Поэтому благодаря служению Церкви Господь продолжает среди Своего народа исполнение того дела, которое подвластно только Ему, как Главе Тела. Служебное священство тем самым делает зримыми подлинные дела Христа-Главы и свидетельствует о том, что Он не отстранил Себя от Своей Церкви, а наоборот, продолжает животворить се через Свое вечное священство. Вот почему Церковь считает служебное священство даром, ниспосланным Ей через служение некоторых верных eе членов. Данный Христом для продолжения Его спасительной миссии, этот дар был поручен апостолам и остается в Церкви через епископов и их наместников священников и дьяконов.

Игнатий Богоносец в своем послании к Смирнянам говорит: «Ничего не делайте без Епископа. Все последуйте Епископу, как Иисусу Христу – Отцу, а пресвитеру как апостолу.
Дьяконов же почитайте как заповедь Божью. Без епископа никто не делай ничего, относящегося до Церкви.
Только та евхаристия должна, почитаться истинною, которая совершается епископом, или тем, кому он сам предоставит это. Где будет епископ, там должен быть и народ, так же, как где Иисус Христос, там и кафолическая Церковь. Не позволительно без епископа ни крестить, ни совершать вечерю любви; напротив, что одобрит Он, то и Богу приятно, чтобы все дело было твердо и несомненно…
Почитающий епископа, почтен Богом; делающий что-нибудь без ведома епископа, служит дьяволу».

Апология Аугсбургского Исповедания в артикуле XIII «О Таинствах» говорит: «Однако: если бы таинство ордена стали называть таинством проповедного или евангельского служения, то никакого те было бы отягчения в том, чтобы рукоположение называлось таинством. Ибо проповедное служение установлено и заповедано, и для него имеется превосходное обетование Божие, Рим.1:16 «Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что [оно] есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, [потом] и Еллину» и проч. Ис.55:11 «так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, — оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его». Если бы таинство ордена стали называть именно так, то и положение рук можно было бы называть таинством. Ибо у церкви есть приказание Божие о том, что надлежит ей назначать проповедников и дьяконов. А поскольку сие весьма утешительно (ибо мы знаем, что Бог желает проповедовать и действовать через человеков и чрез те, кто избран человеками), поскольку это хорошо, если избрание такое восхваляется и высоко почитается – особенно же вопреки диавольским анабаптистам, которые пренебрегают (вкупе с проповедным служением и телесным словом) таким избранием и хулят его».

Итак, священнослужение есть установленное Богом таинством, посредством и служением проповеди Евангелия, посредством которого апостольское учение провозглашается во всей вселенской апостольской церкви. У нас нет никаких оснований пренебрегать этим служением или как то низко ставить его, в виду того, что оно служит ко спасению душ христианских. Церковь основана на основании апостолов, а священнослужение является продолжением оного, поэтому я могу утверждать, что священнослужение проповеди Евангелия и отправления Таинств и есть сосредоточение Церкви. Там где есть Богом и Церковью поставленный епископ и люди избранные церковью и рукоположенные епископом на дело служения, там есть Церковь, там должно проповедоваться Евангелие и Таинства в соответствии с установлениями Христовыми.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *