Кто как обзывается, тот сам так называется

Автор:. о. Алексей Стрельцов

Привычка плеваться на улицах  – не единственное проявление бытового бескультурья. Более серьезные вещи включают в себя оскорбление других национальностей посредством употребления обидных кличек.

Это могло бы быть полезным практическим упражнением во время Великого Поста. Подумайте, есть ли такие национальности, которые вы называете не так, как они себя называют сами, а как-то иначе, по-своему, используя обидные прозвища? Специально, чтобы оскорбить и унизить?

В детстве я практически не сталкивался с национальными заморочками. Может быть, потому что жил в преимущественно моноэтнической среде, не обремененной межнациональными конфликтами. Даже на рынках не было национальной пестроты. Поэтому хорошо помню, как был потрясен, когда в шестом классе наблюдал откровенное проявление антисемитизма у моего одноклассника, который издевался над другим мальчиком в шахматном кружке только за то, что тот был еврей. Потом, побывав у него в гостях и услышав пару замечаний его отца, я понял, что это что-то семейное. Немного странно, что при этом они оба – и отец, и сын – были фанатами Фишера, а потом, когда взошла звезда Каспарова, и его тоже. Еще тогда мне показалось, что такие острые чувства на национальной почве – это какая-то болезнь.

Потом я вырос и немало раз сталкивался с какими-то националистическими заскоками. На первом курсе универа одним из соседей по комнате оказался парень из Намангана. Он сразу же ввел меня в курс дела, кого называют чуркой, кого хачиком, кого еще как. Правда, уехать ему пришлось еще до первой сессии, потому что он развернул в нашей комнате торговлю анашой и гашишем, которые ему привозили чемоданами предприимчивые люди из Прибалтики. На какое-то время 405 комната в «девятке» стала очень популярным местом в Академе. От тюрьмы после ареста его спас только звонок отца — партийного бонзы в Узбекистане. Помню также, как однажды подселили к нам в общагу участника студенческой конференции из Томска, члена общества «Память». Всю ночь пытался не давать нам спать, все рассказывал, какие евреи плохие. По-моему, больше ни о чем он и говорить не мог. В Тезе в середине девяностых поляки пытались подружиться с моей невестой, думая по причине ее английского произношения, что она англичанка, а  когда услышали, как она заговорила по-русски, сразу скривились: «Сибирь, колхоз». Встречал и какие-то совсем запредельные вещи, например, белорусского националиста, выросшего в Челябинске, создавшего свой национализм на коленке, выучившего какой-то искусственный язык по книжкам начала 20 века и считавшего русских недочеловеками. Грузин из Кутаиси, которые рассказывали мне: «А вот мы грузины – ого-го! А абхазы, они – ого-го! Вот там на Черном море корабль НАТО стоит, он нас защищает от России!!» При этом они еще все время издевались над какими-то (с их слов) тупыми людьми с гор, своего рода местный колорит. Были и другие примеры, думаю, каждый с чем-то сталкивался.

И первым признаком и точкой отсчета такой примитивной ксенофобии являются употребляемые в быту клички. Любые. Чурки, хачики, хохлы, бульбаши, москали, кацапы, жиды, пиндосы. И т.д. и т.п.

Употребляющий такой язык в стиле «а ты кто такой» уподобляется тому, кого он так называет. Это примерно, как человек, презрительно употребляющий слово «быдло» в отношении тех, кто «рожей не вышел», как правило, к этому самому «быдлу» и относится. Интеллигентный человек так выражаться не будет.

Дело принимает серьезный оборот, если мы говорим о христианах. Вдвойне и втройне, если речь идет о служителях Церкви. Для христианина любого вероисповедания полезно постоянно напоминать себе «золотое правило» Христа из Нагорной проповеди: «Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки».

Грубо говоря, будет у тебя мир состоять из «пиндосов» и «чурок», так и сам будешь тогда «монголо-кацапом», «финно-угром» и всем тем, что совершенно заполонило сейчас русскоязычный интернет (правда, не могу никак понять, почему кому-то может быть обидно оказаться финном, но это не так важно). Надо быть выше этого. Я, например, если слышу, как кто-то говорит «пиндос», сразу ставлю мысленную галочку. «С этим все понятно.»

Мои очки не розового цвета. И все вышесказанное, разумеется, не отменяет национальную идентичность, язык, культуру. Национальный интерес. Периодическую необходимость производить сортировку «свой-чужой». Я только выступаю против бытового хамства с национальным оттенком, носители которого НИКОГДА не будут допущены в приличное общество.

Источник: www.a-streltsov.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *